В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: (845-3) 76-35-48
(845-3) 76-35-49

Анализ стихотворения "Я последний поэт деревни..."

				Мариенгофу
	Я последний поэт деревни,
	Скромен в песнях дощатый мост.
	За прощальной стою обедней
	Кадящих листвой берез.
	
	Догорит золотистым пламенем
	Из телесного воска свеча,
	И луны часы деревянные
	Прохрипят мой двенадцатый час.
	
	На тропу голубого поля
	Скоро выйдет железный гость.
	Злак овсяный, зарею пролитый,
	Соберет его черная горсть.
	
	Не живые, чужие ладони,
	Этим песням при вас не жить!
	Только будут колосья-кони
	О хозяине старом тужить.
	
	Будет ветер сосать их ржанье,
	Панихидный справляя пляс.
	Скоро, скоро часы деревянные
	Прохрипят мой двенадцатый час!
			<1920>

Есенин был убежден, что именно он является выразителем истинно русской песенной души, подлинной, "природной" России, и он сердито говорил Маяковскому, что Россия – его, а не Маяковского. Россия Есенина, так же как и Россия Тютчева, Блока, – это во многом поэтический миф (сюда уходит корнями и последующая трагедия лирического Есенина, не выдержавшего столкновения мечты и реальности). Для молодого Есенина крестьянская Россия – воплощение рая. Русь в ранних стихах Есенина празднична, лишена конфликтов, расписана под православный лубок, лирический герой ощущает себя в ней вполне безмятежно. Главное место в поэтическом мире Есенина занимают месяц, звезды, животные и птицы, деревенская изба, голубые поля... Природа у поэта священна и описывается часто в ранней поэзии как божественный храм.

Разлад в этот гармоничный мир внесла революция. В 1920 году Есенин пишет стихотворение "Я последний поэт деревни...", в котором собственная судьба поэта, его лирического героя изображается в неразрывной связи с судьбой его Родины, с судьбами его современников. Талант Есенина рожден деревенской, "деревянной" Россией, любовью Есенина к России. Но Русь уходила в прошлое, и это порождало трагическое мироощущение поэта. Поэт встречает гибель Руси как свою собственную.

Стихотворение "Я последний поэт деревни..." можно было бы принять за пейзажную зарисовку с натуры, но в Константинове, где было написано это знаменитое стихотворение, не было моста, через Оку переправлялись здесь на лодках.

"Я последний поэт деревни..." – это стихотворение-реквием, стихотворение-прощание. Поэт чувствует, что вековая гармония природы, природного космоса и человека уходит. Приближается чуждый древнему "деревянному" миру "железный гость" и, наверное, новые певцы нового времени. Они не будут больше воспевать дощатые мостики, зеленые березки и все то, что дорого сердцу поэта в его родном краю, в храме природы. Именно в этом природном храме, где можно совершать богослужение в любой час, и заказывает панихиду по всему, что ему дорого, лирический герой. Ключевые слова в этом стихотворении – "дощатый мост", "луны часы деревянные". В уходящем мире все было от природы, от древа (а не от железа): весь уклад жизни, вся уходящая крестьянская соприродная культура. Но "скромен в песнях дощатый мост", не по нему пойдут в будущее современные поэту люди. Они, как это ни горько сознавать автору стихотворения, пойдут иной дорогой, иным "мостом".

Поэт знает, что в новом мире ему не жить и не петь. Для него наступает последний час. Да и для "часов" тоже наступают последние сроки, они именно "прохрипят" двенадцатый час, для них это мучительно тяжело.

"Луны часы" здесь также не случайны. Луна появляется ночью. Ночь разделяет день уходящий и день наступаю- щий. И как только истекут отмеренные сроки – наступит тьма для поэта. Ничего светлого, хорошего в его жизни уже не будет.

Поэт стоит за прощальной обедней "кадящих листвой берез". Что случилось с тонкой березкой, некогда заглядевшейся в пруд? То же, что и с человеком. Береза – излюбленный образ народной поэзии и поэзии Есенина. Березы теперь "кадят", то есть разбрасывают свою листву. Это происходит осенью. А осень – это конец года, это символ осиротевшей, умирающей природы.

Второе четверостишие открывается глаголом "догорит": "Догорит золотистым пламенем // Из телесного воска свеча..." "Догорит" находится в начале строки и поэтому звучит особенно весомо, особенно безысходно. Свеча догорит обязательно, а сама она из "телесного воска", то есть из судеб миллионов людей, сломленных, отвергнутых новым миром. Среди этих людей и сам поэт.

В третьем четверостишии говорится о причине гибели древнего ("деревянного") мира – о "железном госте", который выйдет "на тропу голубого поля" России с ее необъятными просторами.

"Железный гость" несет тройной смысл. Это, очевидно, и трактор, комбайн, любая другая техника. Это и противостоящий деревне город, где производится эта техника. Это, конечно, и новый уклад жизни, новый мир, и новый, механический, а не природный, человек. Но, по Есенину, на голубом поле России он не хозяин и не работник, а всего лишь "гость", чуждый природе, рожденный не природным миром. Его не могут поэтому принять как родного.

И, конечно, у этого "железного гостя" "черная горсть", "не живые, чужие ладони". При нем природа осиротеет. И только будет разгуливать буйный разбойник, бродяга-ветер, "панихидный справляя пляс". Это кощунственная пляска на дорогих автору могилах.

Не только поэт скорбит о прошлом. Природа тоже находится в таком же смятении, ощущая одиночество, отчаяние. Выражение чувств человека через природу – одна из самых характерных особенностей поэзии Есенина.

И как приговор звучат последние строки стихотворения: "Скоро, скоро часы деревянные // Прохрипят мой двенадцатый час!"

 


Читайте также другие статьи о творчестве Сергея Есенина:

 Анализ произведений поэтов XX века