В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Зрительные или слуховые ассоциации, связанные с именем (номером) персонажа

В замятиноведении уже был отмечен «особый, замятинский психологизм. Необычный, мастерский. Хотя по первому впечатлению – грубоватый, прямолинейный, “непсихологичный”. В основе авторское не всеведение, а всевидение: мир известен в той мере, в какой он зрим, предметен. Внутренний мир героев также открывается, лишь поскольку он имеет внешнее выражение. Действию, поступку предшествует предметное, пространственное обозначение характера. Первое впечатление – зрительное или слуховое (звук имени) – не обманывает. Оно получает в дальнейшем подтверждение и развитие»1. Для Замятина было очень важно зримо представить себе героя, его внешность, которая во многом определяла внутренний мир героя. Писатель много над этим размышлял, экспериментировал, вывел определенную теорию, которую применил в своей художественной практике.

Опыт Е. Замятина свидетельствует, что писатель мастерски владеет не только приемами звуковой, но и зрительной характеристики персонажей. О звуковых и зрительных ассоциациях, вызываемых словами и отдельными звуками (и что обязательно надо учитывать при создании художественного образа), Е. Замятин говорил: «Всякий звук человеческого голоса, всякая буква — сама по себе вызывает в человеке известные представления, создает звукообразы. Я далек от того, чтобы приписывать каждому звуку строго определенное смысловое или цветовое обозначение. Но — Р — ясно говорит мне о чем-то громком, ярком, красном, горячем, быстром. Л — о чем-то бледном, голубом, холодном, плавном, легком. Звук Н — о чем-то нежном, о снеге, небе, ночи… Звуки Д и Т — о чем-то душном, тяжком, о тумане, о тьме, о затхлом. Звук М — о милом, мягком, о матери, о море. С А — связывается широта, даль, океан, марево, размах. С О — высокое, глубокое, море, лоно. С И — близкое, низкое, стискивающее и т.д.»2.

Один из самых характерных для Е. Замятина приемов характеристики персонажа – точный выбор имени героя, причем важными оказываются и зрительные, и слуховые впечатления. Роман "Мы" в этом смысле является мировой классикой: в романе персонажи лишены традиционных имен и имеют нумера, состоящие из отдельных букв и чисел. Согласные буквы служат эквивалентом мужских имен (Д-503, R-13, S-4711), а гласные — женских (I-330, О-90, Ю): гласные, в отличие от согласных, более долгие (менее энергичные и резкие) по звучанию и, соответственно, звучат мягче. Причем буквы выбраны как латинские, так и русские, что свидетельствует об универсальном, общемировом характере описываемой антиутопии, о незначимости национальных различий.

Для обозначения мужских нумеров выбраны нечетные числа, для обозначения женских — четные как более спокойные, завершенные, гармоничные. В свое время М. М. Бахтин заметил о числе 1311 в романе Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», что оно по структуре — асимметрично, открыто, незавершено, если бы было 1312 — число бы успокоилось, завершилось, утратило гротесковый характер. Именно четные числа и обозначают женские номера.

Буква и число внутри «имени» (нумера) вступают между собой в определенные отношения: буква воплощает индивидуальность персонажа, служит обозначением его особенности, число же выражает унифицированную, обезличенную часть жителя Единого Государства, хотя числа у Е. Замятина не случайны и обладают также определенной символикой.

Д-503 — главный герой романа, герой-повествователь. В звуке [д] слышится определенность, однозначность, рационалистичность, свойственная главному герою. Высокий порядковый номер указывает на его «серийность», таких, как он, по крайней мере 502. Номеров много, и они нивелируют человека, буква же придает человеку индивидуальность, внешнюю (портретную) и внутреннюю (психологическую) неповторимость. Противопоставленные буква и номер выражают конфликт внутри сознания героя, глубокий психологический конфликт живого, человеческого, и машинного, механического. Стиль мышления нумеров – логический, математический, не психологический, если учитывать этимологию слова «психология». Противопоставление разума и души, рационального и чувственного начала — центральное противопоставление романа. Разум пытается подчинить себе душу, но это невозможно, это утопия. В каждом нумере скрывается душа – древнее человеческое начало. Разум не может подчинить себе любовь. Центральный конфликт романа подчеркивается множеством деталей, символов.

R-13 — нумер поэта, и он передает в звуке [R] поэтическую эмоциональность, вибрацию и рефлексию персонажа. «Например, коллективное восприятие звука Р получает следующие содержательные характеристики: звук Р воспринимается как нечто “большое, грубое, мужественное, темное, активное, сильное, быстрое, шероховатое, тяжелое, страшное, величественное, яркое, угловатое, громкое, злое, могучее, подвижное”»3. Кроме того, по мнению Н. Струве, «Латинское R — графически опрокинутое русское Я. R-13 олицетворяет вывернутое наизнанку сознание писателя, пишущего против своего нутра… [R-13] одновременно казенный пиит и тайный заговорщик»4.

Число же 13 — драматическое число, предвестник трагической судьбы поэта, на что обратил внимание еще Н. Струве в статье «Символика чисел в романе Замятина “Мы”»5. Н. Струве считает, что число 13 является определяющим «ключевым шифром» для всего романа, в частности, что касается нумеров S-4711, Д-503 (так же и другие), каждое в сумме дает 13 (5 + 5 + 3, поскольку по местоположению в алфавите русское Д соответствует цифре 5), и число 13, таким образом (скрыто или явно присутствующее в романе), является свидетельством общего неблагополучия в мире Единого Государства. Однако, за исключением прямого присутствия этого числа в нумере R-13, ассоциации с числом 13 в остальных случаях, предложенные Н. Струве, являются менее прозрачными и потому затрудненными для восприятия читателем.

Об ассоциативной связи со скульптурным изображением Пушкина (в Древнем Доме) уже упоминалось.

S-4711 — «имя» одного из хранителей («двоякоизогнутого, сутулого и крылоухого»), принадлежащего к священной, таинственной касте хранителей (ангелов-хранителей, то есть — шпионов).

 


 Читайте также другие статьи по творчеству Е.И. Замятина и анализу романа "Мы":

 Перейти к оглавлению книги "Еретики" в литературе: Л. Андреев, Е. Замятин, Б. Пильняк, М. Булгаков