В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

"Повесть о разорении Рязани Батыем"

(для чтения и изучения в 6, 7-м классах)

В первой четверти XIII века Русская земля подверглась нашествию монголов. О разрушении городов, о гибели и пленении людей, о городах, лежащих в развалинах, рассказывают русские летописи, повести, жития. Рати Батыя опустошили огромную территорию: во время его похода 1237–1241 годов были взяты, разрушены и сожжены Рязань, Коломна, Москва, Владимир, Суздаль, Ростов, Кострома, Ярославль, Чернигов и другие.

В 1240 году войска Батыя подошли к стенам Киева и окружили город. Горожане мужественно сопротивлялись, но Киев был взят. Наступили годы татаро-монгольского ига, тяготевшего над Русью более двух веков. Русский народ вел мужественную борьбу с неисчислимыми силами врагов. "России, — писал А.С. Пушкин, — определено было высокое предназначение... Ее необозримые равнины поглотили силы монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились на степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией"1.

Татарское иго отбросило Русь на несколько веков назад. Трудно представить общие масштабы бедствия, исчислить людские жертвы — число погибших или угнанных в плен. На долгое время центральной темой русской литературы становится патриотическое прославление подвигов русских воинов и русских князей в годы нашествия.

В 1237 году основные силы Золотой Орды подошли к границам северо-восточной Руси и подступили к первому из лежащих на их пути русских городов — к Рязани.

Вот как Д.С. Лихачев пишет о древней Рязани: "Город этот представлял собой величественное зрелище. Старая Рязань была расположена на высоком правом берегу Оки. Вокруг города были насыпаны земляные валы. Они были дополнены деревянной крепостной стеной, шедшей по их верху и состоявшей из плотно приставленных друг к другу бревенчатых срубов, наполненных землей. Перед валом со стеной находился глубокий ров. Со стороны Оки город имел естественную защиту — крутизну высокого обрывистого берега. За этими мощными оборонительными сооружениями виднелись два белых высоких каменных храма. Снаружи стены их были украшены белокаменной резьбой и скульптурой. Внутри они были расписаны фресковой живописью, полы храмов были выложены плитами. Кроме этих каменных храмов, в Рязани было и немало деревянных. Высокие храмы были тесно окружены многочисленными деревянными избами жителей"2.

О нашествии захватчиков на Рязань рассказывается в "Повести о разорении Рязани Батыем". Автор повести пишет, что в лето 6475 (в 1237 году) пришел со многими воинами татарскими на землю Русскую хан Батый и стал на реке Воронеже близ земли Рязанской. И послал рязанскому князю Юрию Ингоревичу послов с требованием дани. Русские князья им отказали, и началась великая сеча. Много сильных полков Батыевых пало... "Один рязанец бился с тысячью, а два с десятью тысячами". "И пересели с коня на конь, и начали биться упорно; через многие сильные полки Батыевы проезжали насквозь храбро и мужественно биясь... и бились так крепко и нещадно, что и сама земля застонала, и Батыевы полки все смешались"3.

Но Батый взял город и "во граде многих людей, и жен, и детей мечами посекли, а других в реке потопили... и весь город пожгли, и всю красоту знаменитую. А храмы божии разорили и в святых алтарях много крови пролили. И не осталось во граде ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего — ни отца и матери о чадах, ни чад об отце и матери, ни брата о брате, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые"4. Так рисует древнерусский писатель картину разорения Рязани.

На фоне страшных бедствий автор показывает подвиг рязанского воеводы Евпатия Коловрата, вернувшегося из черниговских земель, где собирал он дань. Увидев город в развалинах, вскричал Евпатий "в горести души своей, распаляяся в сердце своем". Он собрал небольшую дружину и нагнал Батыя в земле Суздальской. Завязалась новая сеча. Автор заостряет внимание на героическом подвиге Коловрата. Он показывает, как бился Евпатий: бил врагов "нещадно", мечи притуплялись, и "брал он мечи татарские и сек их татарскими, насквозь проезжая сильные полки татарские, и ездил среди полков храбро и мужественно".

Вступает Евпатий и в бой с Таврулом, шурином Батыя, посланным ханом на единоборство. Таврул хвастается, что приведет к Батыю Евпатия живым, но русский воин, выхватив меч, рассекает врага "на полы до седла". Такой необыкновенной силой обладал герой. И он "стал сечь силу татарскую, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых победил, одних на полы рассекал, а других до седла разрубал".

Образ героя близок богатырям русских былин, например, Илье Муромцу. В описании героических подвигов русских воинов и Коловрата используется художественный прием преувеличения (гиперболы). Коловрат олицетворяет героический подвиг русского народа. Автор, показывая его мужество, силу, уделяет внимание и изображению Евпатия в бою. Подвиг Коловрата, по мысли книжника, это подвиг всей дружины. Автор создает образ могучего исполина, как в народном творчестве, которого способны умертвить только специальные орудия для метания камней. "Стали бить по нему из бесчисленных камнеметов, и едва убили его"5.

Мужеству и храбрости Коловрата удивился сам Батый и сказал: "О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своей дружиною, и многих богатырей сильной моей орды побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, — держал бы я его у самого сердца своего". А его приближенные удивились храбрости и мужеству русского воина и сказали Батыю: "Мы со многими царями, во многих землях, на многих битвах бывали, а таких удальцов и резвецов не видали, и отцы наши не рассказывали нам. Это люди крылатые, не знают они смерти и так крепко и мужественно на конях бьются — один с тысячью, а два с десятитысячами. Ни один из них не съедет живым с побоища"6.

Так прославляет автор героический подвиг народа. В этом заключается патриотический пафос повести.

Заключительная часть памятника завершается плачем князя Ингваря Ингоревича. Он горестно оплакивает убитых. "Слезы его из очей, как поток текли, и говорил он жалостно: “О милая моя братия и воинство! Как уснули вы, жизни мои драгоценные, и меня одного оставили в такой погибели? Почему не умер я раньше вас?.. На кого оставили вы меня, брата своего? Солнце мое дорогое, рано заходящее! Месяц мой красный! Скоро погибли вы, звезды восточные: зачем же закатились вы так рано?”"7. В плач входят традиционные образы народной поэзии — месяц, звезды, солнце.

Повесть заканчивается рассказом о возрождении и обновлении русской земли. Это свидетельствует о жизнестойкости русского народа, о его вере в возможность освобождения от татаро-монгольского ига. "И обновил (князь) землю Рязанскую, и церкви поставил, и монастыри построил, и пришельцев утешил, и людей собрал. И была радость христианам, которых избавил Бог рукою своею крепкою от безбожного и зловерного царя Батыя"8.

 

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

  1. Приведите историческую справку о монголо-татарском нашествии.
  2. В каких произведениях и как отразились события монголо-татарского ига?
  3. Назовите центральную тему литературы этого периода.
  4. Перечитайте повесть о нашествии Батыя на Рязань. Передайте кратко сюжет повести.
  5. Перескажите близко к тексту описание Рязани, данное в статье Д.С. Лихачева.
  6. Как описывает летописец разорение Рязани?
  7. Расскажите о подвиге Евпатия Коловрата. Опишите его облик, героизм в бою. Какие черты свидетельствуют о нем как о могучем исполине?
  8. Как связан образ Коловрата с образами героев народных былин?
  9. Какие черты русского народа олицетворяет Коловрат?
  10. Как и почему его подвиг оценили враги? Приведите текст.
  11. В чем патриотическое звучание и героический пафос повести?
  12. Чем заканчивается повесть?
  13. Расскажите, что пишет автор об обновлении и возрождении Русской земли, каков идейный смысл заключительной части повести?

 


Читайте также другие темы главы "Литература периода феодальной раздробленности":

Перейти к оглавлению книги "Начало всех начал. Древнерусская литература"