В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Сказители былин

Хранителями русской старины, носителями исторической памяти народа были русские сказители (исполнители былин) и сказочники. Они доносили до слушателей своеобразие народной поэзии, были душой, источником светлых, бодрых настроений слушающего их человека. Каждый из них имел свою исполнительскую манеру. Каждый из них обладал своими индивидуальными особенностями. Среди сказителей встречаются богато одаренные поэтические натуры с огромной творческой изобразительностью. Некоторые народные сказители были склонны к фантастическим образам, другие – к бытовым образам, третьи – к шутке и балагурству. Приводим краткие сведения об отдельных исполнителях устного народного творчества.

Одной из наиболее ярких фигур среди сказителей XIX века является Трофим Григорьевич Рябинин, крестьянин деревни Середка Кижской волости Олонецкой губернии. Родился он в деревне Гарницы в Сенной Губе в начале 90-х годов XVIII века, умер в 1885 году. Он рано потерял родителей (отец был убит на войне, мать умерла через год после ухода отца на военную службу). Еще подростком Рябинин стал ходить по окрестным деревням чинить сети и другие рыболовные снасти. На этой работе он встретился с Ильей Елустафьевым, тоже занимавшимся починкой сетей, который и стал первым учителем Т.Г. Рябинина в области былинного искусства. В дальнейшем Трофим Григорьевич жил в работниках у своего дяди, Игнатия Андреева, также превосходного певца былин. Перенимал он былины и от других мастеров. Из всех олонецких сказителей XIX века Т.Г. Рябинин дал наибольшее количество былин. П.Н. Рыбников в 60-е годы записал от него 18 текстов, А.Ф. Гильфердинг в 1871 году – 23, всего же от Трофима Рябинина известно 26 былинных сюжетов общим объемом до 6000 стихов. Как исполнитель былин Трофим Рябинин может быть назван одним из лучших представителей русского классического былинного стиля. Былины Т.Г. Рябинина отличаются яркой образностью и богато орнаментированы. Он был большим мастером в выборе и применении всех изобразительных средств, полностью соблюдал былинную «обрядность», выработанные веками традиционные эпические приемы, но пользовался ими свободно и творчески, с большим художественным тактом. Недаром многие тексты Т.Г. Рябинина неизменно включались и включаются как лучшие образцы былинного творчества в хрестоматии и антологии, и именно из его былин всегда брались примеры для характеристики основных особенностей былинного стиля.

Высокое художественное мастерство Т.Г. Рябинина, выделяющее его среди многих других сказителей Прионежья, было отмечено обоими собирателями, записавшими его былины. П.Н. Рыбников рассказывает, что во время исполнения былин Рябининым ему не раз приходилось бросать перо и жадно вслушиваться в рассказ: «Каждый предмет у него выступал в настоящем свете, каждое слово получало свое значение». «Удивительное умение сказывать придавало особенное значение каждому стиху».1

П.Н. Рыбников, посвятивший Трофиму Рябинину несколько страниц в своем превосходном очерке о сказителях, говорит и о большом личном обаянии Рябинина: «В его суровом взгляде, осанке, поклоне, поступи, во всей его наружности, с первого взгляда были заметны спокойная сила и сдержанность».2

Иной тип сказителя представляет собой известный олонецкий певец былин того же времени Василий Петрович Щеголенок.

Щеголенок был на десять с лишним лет моложе Т.Г. Рябинина. Его родина – деревня Боярщина той же Кижской волости. Былинному сказительству он научился отчасти у своего деда, но главным образом от дяди Тимофея. Последний, безногий инвалид, жил у своего брата – отца Щеголенка. От дяди Щеголенок перенял также сапожное ремесло, которым и занимался помимо земледелия.

В.П. Щеголенок – сказитель с ярко выраженным складом импровизатора. От него в разное время и разными собирателями было записано 14 былин; 10 из них записаны в нескольких вариантах, ясно показывающих, что у Щеголенка не было единой устойчивой редакции одного и того же сюжета. Одну и ту же былину он каждый раз пел совершенно по-иному, меняя не только отдельные места, но и весь текст в целом.

В противоположность Т.Г. Рябинину, который давал исключительно стройные и четкие композиции, Щеголенок усложнял былины мотивами и эпизодами других былин, любил объединять разные сюжеты. При всем своем творческом, новаторском отношении к материалу Рябинин оставался верен народной традиции. Щеголенок часто отступал от нее. Он сводил в одной былине богатырей, которые обычно никогда не встречались, и заменял традиционных героев другими эпическими именами.

Былины Щеголенка лишены того четкого ритма, которым отмечены тексты Рябинина. Хотя Щеголенок свои былины неизменно пел, в стиле и складе их заметно тяготение к более свободному, приближающемуся к прозаическому, рассказыванию. В этом, очевидно, сказалось то обстоятельство, что он был по преимуществу сказочником. Пел Щеголенок былины, по словам Гильфердинга, «не громким, но довольно приятным, хотя уже старческим голосом».3

В 1890-х годах начинает выступать за пределами родного края сын Трофима Рябинина – Иван Трофимович Рябинин. Не раз приезжал он в Петербург и Москву; выступал и в других городах, а в 1902 году совершил свою известную поездку к южным славянам.

В противоположность отцу, Иван Трофимович Рябинин принадлежал к той категории сказителей, которые при усвоении былин не проявляли самостоятельного творчества. Они не вырабатывали новых, своих редакций, а полностью воспринимали текст от своего учителя. Варианты И.Т. Рябинина мало отличаются от текстов отца. При исполнении он вносил лишь незначительные изменения – несущественную перестановку эпизодов, замену одного слова другим и т. п. Характерно, что былины Ивана Трофимовича более близки к текстам Трофима Рябинина в записи Рыбникова, чем к позднейшим редакциям у Гильфердинга. Следовательно, переняв былины от отца еще в молодости, Иван Рябинин крепко и бережно хранил усвоенное наследие, избегая даже вариаций, вносимых отцом. Во время своих выступлений он всегда решительно протестовал против требований сократить текст, спеть лишь часть его или выкинуть какие-либо «неудобные места». По воспоминаниям современников И.Т. Рябинин был выдающимся мастером-исполнителем, пение им былин неизменно производило большое впечатление.

Репертуар Ивана Трофимовича был довольно обширен, хотя и уступал в этом отношении отцовскому. Знал он 16 сюжетов былин и старших исторических песен. К сожалению, известно в записи от него всего 6 сюжетов.

В начале 1900-х годов появляются первые известия о вопленице и сказительнице Настасье Степановне Богдановой (Зиновьевой) из деревни Конда в Заонежье. В эти годы Н.С. Богданова выступала по приглашению в школах и других учреждениях Петрозаводска.

Расцвет деятельности Н.С. Богдановой как сказительницы относится к первой четверти XX века. В 1900-е годы от нее были произведены записи Н. Шайжиным, позднее – участниками экспедиций Государственной Академии художественных наук и Государственного Института истории искусств в 1926 году и в последующие годы. Умерла Н.С. Богданова в 1937 году.

Знания Н.С. Богдановой в области народной поэзии были чрезвычайно разносторонними. Кроме былин, она была большим мастером старинной причети и народной лирической песни, знала сказки, духовные стихи, загадки; ее речь была пересыпана пословицами и поговорками. Больше всего она любила былины и была глубоко уверена в исторической достоверности их содержания. Былинный репертуар ее невелик – всего 10 былин. Но тексты ее отличаются большим своеобразием.

Если Рябинины были главным образом мастерами героического эпоса, то Н.С. Богданова особенно культивировала былины с романическим и семейно-бытовым содержанием (о неудачной женитьбе Алеши Поповича, о Дунае, о Чуриле и неверной жене Пермяты и т. п.), продолжая и развивая, таким образом, другую линию эпической традиции Прионежья. В былинах Настасья Степановна тщательно разрабатывала диалоги и детали отдельных эпизодов, усиливала психологические моменты и художественные описания. Особенно разработана самая любимая ее былина – о Добрыне и Алеше, принадлежащая к лучшим обработкам этого сюжета.

К первой четверти XX века относится сказительская деятельность третьего представителя славного рода сказителей Рябининых – Ивана Герасимовича Рябинина-Андреева, пасынка Ивана Трофимовича. Свое былинное знание Иван Герасимович унаследовал от отчима, с которым прожил до 23-летнего возраста. Впоследствии Иван Герасимович становится видным мастером эпического искусства. Записи, произведенные от Ивана Герасимовича в 1921 году, показали, что он воспринял эпический репертуар отчима почти полностью (в его репертуаре отсутствовали только былины о Хотене и две исторические песни – об Иване Грозном и о Скопине). У отчима перенял он и напевы, тоже восходящие к Трофиму Рябинину, и все характерные особенности исполнения.

Иван Рябинин принадлежал, подобно отцу и деду, к представителям классического стиля былинного исполнения. Свои былины он всегда пел, и тексты их отличаются четким и чеканным ритмом. Все основные идейно- художественные особенности, которыми отмечены былины старших Рябининых, отличают и тексты Ивана Герасимовича: особое выделение героической линии и одновременно интерес и внимание к социальным моментам, четкость основного замысла и социальной идеи, строго выдержанные образы богатырей и их врагов, полнота и художественность описаний, стройность и ясность композиции. И.Г. Рябинин-Андреев – чуткий и вдумчивый хранитель семейной эпической традиции. Вносимые им изменения выражались лишь в перемещении из одной былины в другую некоторых описаний, словесных формул, «общих мест», в некотором обновлении лексики, а также в заметном усилении диалога. В основном же оставалось неизменным не только само сюжетное развитие былины, но и выработанная старшими Рябиниными художественная словесная ткань. Умер Иван Герасимович в 1926 году.

Выдающейся сказительницей конца XIX и начала XX века была также беломорская исполнительница былин Аграфена Матвеевна Крюкова (1855–1921). Весь ее огромный репертуар (60 текстов былин и исторических песен) был записан еще в 1900-е годы А.В. Марковым, когда сказительнице было 45 лет. Былинный репертуар А.М. Крюковой сложен и по своему составу, и по происхождению. В нем отражены две местные традиции – Терского берега, откуда сказительница была родом, и Зимней Золотицы, куда она вышла замуж. Ее учителями на родине были главным образом мать и любимый дядя по матери – Ефим Стрелков; кроме того, она училась и от других стариков, а также от своих подруг. В Зимней Золотице, где исполнение былин было распространенным бытовым явлением, она перенимала былины от свекра Василия Леонтьевича, его брата Гаврилы и других стариков. Знание свое она пополняла и впоследствии, учась даже у своих дочерей – Марфы и Павлы. В то же время на состав и характер репертуара А.М. Крюковой несомненное влияние оказали публикации былин из других районов, проникавшие с конца XIX века в деревню в различных дешевых изданиях. Будучи неграмотной, Аграфена Крюкова любила слушать чтение и усваивала новые былины или непосредственно из книги или от других сказителей в семье, которые пополняли свое былинное знание из книг.

Записанные от А.М. Крюковой былины и исторические песни превышают в общем своем объеме 10 000 стихов.

Все свои былины Аграфена Матвеевна пела, по словам Маркова, «довольно слабым, но приятным голосом», хорошо выдерживая стихотворный размер. Большинство былин были исполнены ею на один и тот же напев.

Жизнь А.М. Крюковой, этой выдающейся, даровитой поэтессы, была нерадостной. В большой семье Крюковых она занимала подчиненное, зависимое положение и много страдала от притеснений, чинимых старшими в семье женщинами. Во время американо-английской интервенции Крюковой пришлось испытать нужду и голод, которые и свели ее в могилу (она умерла в 1921 году). Ее талант и знание унаследовали двое из ее дочерей – Марфа Семеновна и Павла Семеновна, главным образом первая, старшая и особенно любимая матерью.

Можно назвать еще многих других выдающихся исполнителей русского эпоса. Одаренный русский народ дал отечественной культуре целый ряд талантливых мастеров эпического искусства, которые явились хранителями поэтического наследия прошлого, внесли свой творческий вклад в общую сокровищницу народной поэзии. Они явились выразителями общенародных идейных и художественных тенденций и силой своего таланта углубили и совершенствовали созданное народом. Величайшими образами русского эпоса, воплотившими идеи патриотизма и гуманности, сказители воспитывали лучшие качества народа, его высокие эстетические и нравственные идеалы. (По статье А.М. Астаховой «Сказители былин, их художественное мастерство» // Русское народное поэтическое творчество. – М.; Л., 1956. – Т.2. – Кн.2.)

 


Читайте также статью:

 Перейти к оглавлению книги "Неиссякаемый источник. Устное народное творчество"