В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Фольклор в творчестве Тургенева. Этнографически-фольклорные образы

Герои рассказов И.С. Тургенева также являются носителями фольклорной стихии. Касьян, Калиныч слиты с природой. Они могут владеть, как герои сказочного фольклора, разными чудесными умениями, знают лечебные травы, различные приметы, могут заговаривать кровь.

Как в фольклорной поэтике, Касьян сливается с природой: срывает какие-то травки, сует их за пазуху, бормочет что-то себе под нос, перекликается с птичками, чирикает вслед поршку. Герой подхватывает песенку жаворонка, пристрастен к соловьиному пению. Он сам поет сочиненную им песенку: «А зовут меня Касьяном, а по прозвищу блоха». Здесь же в народно-поэтическом ключе дает Тургенев и прозвища крестьянам. Касьян знает лечебные травы: «Есть травы, цветы помогают тоже», – говорит он рассказчику. Он верит в спасительную молитву.

В поэтическом освещении, глубоко народных традициях рисуется Тургеневым и образ крестьянина Калиныча (рассказ «Хорь и Калиныч»). Калиныч ближе стоит к природе. Народный герой Тургенева – продолжение природных стихий. Он вошел в избу Хоря с пучком полевой земляники в руках, пел довольно приятно и подыгрывал на балалайке, знал народные приметы: когда пойдет дождь – «утки вот плещутся, да и трава больно сильно пахнет». Мог заговаривать кровь и выгонять червей. Тургенев подчеркивал особую просветленность облика Калиныча как носителя нравственных и эстетических начал народной жизни: «лицо Калиныча было кроткое, ясное, как вечернее небо… Сам же он все глядел и глядел на зарю».

Мир мечтаний героя Тургенева (Касьяна) расцвечен фольклорными образами. Мечта героя приобретает поэтизированный характер, раскрывает его поэтический мир, расцвеченный этнографически-фольклорными образами:

«“...за Курском пойдут степи, этакие степные места, вот удивление, вот удовольствие человеку, вот раздолье-то, вот божия-то благодать! И идут они, люди сказывают, до самых теплых морей, где живет птица Гамаюн сладкогласная, и с дерев лист ни зимой не сыплется, ни осенью, и яблоки растут золотые на серебряных ветках, и живет всяк человек в довольствии и справедливости. И вот уж я бы туда пошел”, – говорит Касьян».43

Его рассказ носит черты сказа. Тургеневский герой – мечтатель, его образ овеян романтическим ореолом.

Герои произведений русских писателей подстать былинным богатырям. Например, образ Ивана Северьяныча Флягина из «Очарованного странника» Н.С. Лескова выписан в эпических фольклорных традициях. Он был «в полном смысле слова богатырь, и притом типический, простодушный, добрый русский богатырь, напоминающий дедушку Илью Муромца».44

В русской литературе отразились и страшные народные рассказы и былички. Так, в рассказе «Бежин луг» И.С. Тургенева речь крестьянских мальчиков, их рассказы носят элементы фольклорной прозы, народно-художественного словесного творчества. В ней может быть отмечена народная фразеология, элементы сказа. Так, в рассказе Кости о Гавриле, слободском плотнике, наблюдаются сказовые элементы и проявляется специфика народной речи:

«Уж он ходил, ходил, братцы мои, – нет! не может найти дороги. Вот и присел он под дерево; давай, мол, дождусь утра, – присел и задремал. Вот задремал и слышит вдруг, кто-то его зовет. Смотрит – никого. Он опять задремал – опять зовут. Он опять глядит, а перед ним на ветке русалка сидит, качается и его к себе зовет».45

 


Читайте также другие статьи раздела "Фольклор и литература":

 Перейти к оглавлению книги "Неиссякаемый источник. Устное народное творчество"