В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Образ дружки в произведениях Григоровича, Писемского, Максимова

Из народной обрядовой поэзии приходят в литературу описания сговора, свадебного пира и образ дружки, навеянный народной поэзией, проникнутый ее духом (Д.В. Григорович, А.Ф. Писемский, С.В. Максимов).

Так, у Григоровича в повести «Пахотник и бархатник» читаем:

«Обряд благословения сопровождается приговором дружки: “Отцы, батюшки, мамки, матушки и все добрые соседушки, благословите молодого нашего отрока в путь-дорогу, в чистое поле, в зеленые луга, под восточную сторону, под красное солнце, под светлый месяц, под чистые звезды, к божьему храму, колокольному звону”».20

В «Очерках из крестьянского быта» А.Ф. Писемский создает образ дружки-Сергеича. С ним связана фольклорная струя рассказа. Сергеич, в прошлом «дружка из дружек», передает пытливому барину разнообразные свадебные приговоры и обряды, начиная с момента сватовства до прощальных тостов за свадебным столом.

«Сговоры, государь мой милостивый, – отвечал Сергеич, кажется очень довольный моим вопросом, – начинаются, ежели дружка делом правит по порядку».21

Речь Сергеича рифмованная, как пишет Писемский, он говорит «всклад»: «Нужда скачет, нужда пляшет, нужда песенки поет, да!» «Пора бы не бревна катать, а лыко драть, да на печке лежать – да!»

Сергеич – подлинный носитель обрядовой народной поэзии. Он сам намекает на свое родство с ней. На вопрос автора: отчего это ты все всклад говоришь? – он отвечает:

«Такая уж моя речь; где и язык-то набил – на то не помню; с хороводов да песен, видно, дело пошло; но и тоже, грешным делом, дружиничал по свадьбам».22

Ему знакомы все свадебные обряды, все они даны в духе народной поэтики, а сам дружка выступает как талантливый исполнитель и импровизатор произведений народного творчества. Автор отмечает, что Сергеич был в душе мастер по свадебному делу, и что некоторые приговоры он сам был способен сочинять. Народна его фразеология: «У вас, хозяин, есть товар, а у нас есть купец; товар ваш покажите, а купца нашего посмотрите»; «Красная девица, дайте знать, как вас звать?» «Господи, помилуй нас. Добрый молодец, как вас звать?» Здесь мы наблюдаем исконно-фольклорные поэтические средства: добрый молодец, красна девица. Дружка знает и передает автору, как невеста «обвывает свой девичий век»:

«Не лес к сырой земле клонится, добрые люди богу молятся. Не стречай-ка ты, родимый батюшка, своих дорогих гостей, моих разлучников; не сажай-ка за стол под окошечко свата-сватьюшку, дружку-засыльничка ко светцу, ко присветничку; не сдавайся, родимый батюшка, на слова их на ласковые, на поклоны низкие, на стакан пива пьяного, на чару зелена вина; не отдавай меня, родимый батюшка, из теплых рук в холодные, ко чужому отцу, к матери».23

Эти свадебные причитания созвучны поэтике народных плачей. Поэтические образы народной поэзии – добрые кони, чистое поле, путь-дороженька, синее небо под звездами, черные облака – все эти элементы устного народного творчества наполняют приговоры дружки, соскочившего с коней и бегущего к невестиной избе под окошко:

«Стоят наши добрые кони во чистом поле, при пути, при дороженьке, под синими небесами, под чистыми под звездами, под черными облаками; нет ли у вас на дворе, сват и сватьюшка, местечка про наших коней?»24

Дружка по сеням идет, молитву творит и себе приговор говорит:

«Идет дружка лесенкой кленовой, листиком калиновым, берется друженька за скобочку полужоную».25

И снова в рассказе присутствуют элементы народной стихии, которой так мастерски умел пользоваться Писемский. В воспроизведении мужицкого говора героя он достигал, по замечанию Венгерова, совершенства:

«Сам я, сватушка, двери на петли поведу, без аминя не войду».

Шутки и каламбуры характерны для его народной речи: «Скок через порог, насилу ножки переволок!» Сам Сергеич замечает: «чтобы с шутки начать, да и дело кончать».26 Так, при помощи фольклорных средств, создает Писемский характер крестьянского героя – талантливого выразителя народного духа, носителя народной культуры.

С.В. Максимов в рассказе «Дружка» дает мастерски выписанный портрет Фомки-дружки, который «во всех делах мастер», «лихой малый», «сорвиголова», «им одним вся свадьба стоит, весь пир и веселье». Портрет Фомки создается в духе эстетики устной народной поэзии: герой – пригожий добрый молодец. Сам Фомка как дружка сливается с ней. Бойко ведет он на сговоре и свадьбе старинные простоплетенные приговоры:

	«Стану я, добрый молодец, 
	От прибоинки кленовые, 
	От столба перемычного, 
	Из-за скатерти браныя, 
	Из-за сгибня высокого, 
	Стану я вас величать 
	Стану чествовать».27

Подхватывает он разговоры бывалых свадебных гостей:

	«Колос от колосу – 
	Не слыхать человечья голосу, 
	Копна от копны – 
	На день езды, 
	А коли тише поедешь, 
	Так и два дня проедешь».28 

Речь Фомки насыщена пословицами и поговорками. Повествование о судьбе Фомки-дружки, талантливого русского мастера, ведется автором на фоне включения в ткань рассказа различных жанров народного творчества. Они функционируют в целостном живом процессе народной жизни.

В рассказе «Швецы» Максимов показывает остряка, балагура Тереху. Среди швецов, по замечанию автора, «неизбежное лицо во всей швецовской компании» – Тереха – остряк-балагур. Его образ сродни Фомке-дружке. И первая произнесенная им реплика в рассказе:

«Вот он, Починок-то!…Давно мы тут рыщем, а все тебя, молодца, ищем: принимай добрых людей, да давай им работу-вольготу!»

– свидетельствует, что это самобытный народный характер. Именно с ним войдет в рассказ поэтическая сторона народной жизни – все жанры народной поэзии: присказки, пословицы, поговорки, загадки, песни, сказки. Он – мастер-рассказчик. Через народный, фольклорный элемент раскрывается характер Терехи.

Фольклор органично входит в повествование о быте крестьянской семьи. Вдохновенна и беспредельна фантазия Терехи в разговоре с женщинами-хозяйками. Работа швецов постоянно «приправляется» рассказами Терехи. То он рассказывает сказку про швецов Власа и Протаса, то долго «болтает» молодухе сказку про белого бычка, то загадывает загадки. Острый ум Терехи выискивал всякий предмет в избе, чтобы сочинить загадку:

«На один горшок – бабий струмент и любимое детище – у Терехи нашлось тридцать загадок, – всего больше. Прошел он по избе глядеть, так загадывал загадку про все, что на глаза попадется».29

 


Читайте также другие статьи раздела "Фольклор и литература":

 Перейти к оглавлению книги "Неиссякаемый источник. Устное народное творчество"