В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Фольклор и древнерусская литература. Фольклор в литературе 18 века

В разных своих жанрах – календарно-обрядовой поэзии, эпическом творчестве (былины, сказки), несказочной прозе (предания, легенды), исторических и лирических песнях, малых жанрах (пословицы, поговорки, загадки) фольклор входит в русскую литературу.

Уже в древнерусской литературе ощущается тесная связь с фольклором. Фольклорные жанры многообразно входили в древнерусскую литературу. Исторические предания, героические сказания, песни о воинских походах нашли отражение в произведениях древнерусской литературы и ее образной системе. Образы многих литературных героев близки былинным. Они наделены богатырскими чертами, их величие гиперболизировано. Враги напоминают сказочных чудовищ, персонажей сказочных темных сил, врагов-великанов. Действия героев, их борьба с противниками близки по описанию былинным и сказочным героям. Русские богатыри – Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович соотнесены с героями древней литературы: Никитой Кожемякой, Пересветом и Ослабя. Описание вражеской силы (движение несметных сил половцев) в «Слове о полку Игореве» напоминает изображение врага в былине «Илья и Соловей-разбойник» («у того ли города Чернигова нагнано-то силушки черным-черно»).

В народных сказках и произведениях древней литературы проявляется общность сюжетов (бой с двенадцатиголовым змеем Ивана, спасающего царевну, в сказке «Два Ивана – солдатских сына» повторяется в предании «Чудо Георгия со змеем»).

Для древнерусской литературы, как и для сказки, характерно перевоплощение-оборотничество героев, использование повторов, символов, иносказательной речи персонажей, перенесение в литературу из фольклора таких народно-поэтических элементов, как постоянные эпитеты (черна земля, зелена трава, сине море, борзый конь и т.п.). И в былине, и в литературе действие чаще всего происходит в Киеве. События, образы, природа в древней литературе напоминают фольклорные. Здесь также звери и птицы (вой волков и лай лисиц, клекот орлов, черные тучи, идущие с моря), народно-поэтические символы (кукушка, соловей). Женские образы в древней литературе – Ярославна, Ксения, княгиня Ольга, Феврония – близки к сказочным мудрым девам (Василиса Премудрая, Марья Моревна), песенному фольклору (Авдотья Рязаночка). И в древней литературе, и в сказке используются одинаковые изобразительные средства, олицетворяющие природу (светлое-пресветлое солнце, Днепр-Словутич, ветер-ветрило) и художественные элементы, в частности повтор. Сам жанр плача, столь характерный для древнерусской литературы, является фольклорным жанром.

В произведениях писателей XVIII века ощутима связь с фольклором, с разными его жанрами, зафиксированы связи с народной поэзией на уровне внешней стилизации фольклорных форм, фольклорного декора, отдельных элементов народной лирики. Отмечены и иные формы взаимодействия фольклора и литературы, обусловленные ориентацией на народные жанры: притча, анекдот, пословица, поговорка. Фольклор является источником сюжетов, тем литературных притч (А.П. Сумароков). Намеренно вводятся в поэтическую ткань произведения, в его художественную структуру пословицы и поговорки, отражающие живой разговорный язык и национальный колорит (А.Д. Кантемир, М.В. Ломоносов). Писатели опираются в своем творчестве и на поэтическую систему фольклора и отдельные его жанры для создания собственных жанров (А.П. Сумароков, В.Н. Майков), через фольклор как предмет этнографии освещаются этнопсихологические особенности народа, раскрываются его философские воззрения и нравственные идеалы.

Так, в произведении А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» в художественный мир писателя входят плачи и причитания:

«В одной толпе старуха лет пятидесяти, держа за голову двадцатилетнего парня, вопила: – Любезное мое дитетко, на кого ты меня покидаешь? Кому ты поручаешь дом родительский? Поля наши порастут травою, мохом – наша хижина. Я, бедная, престарелая мать твоя, скитаться должна по миру. Кто согреет мою дряхлость от холода, кто укроет меня от зноя? Кто напоит меня и накормит? Да все то не столь сердцу тягостно: кто закроет мои очи при издыхании? Кто примет мое родительское благословение? Кто тело придаст общей нашей матери сырой земле? Кто придет воспомянуть меня над могилою? Не капнет на нее твоя горячая слеза; не будет мне отрады той. Подле старухи стояла девка уже взрослая. Она также вопила: – Прости, мой друг сердечный, прости, мое красное солнушко. Мне, твоей невесте нареченной, не будет больше утехи, ни веселья. Не позавидуют мне подруги мои. Не взойдет надо мною солнце для радости. Горевать ты меня покидаешь, ни вдовою, ни мужнею женою».7

Как известно, в поэтике романтизма проявлялся устойчивый интерес к национальной художественной старине, разрабатывалась концепция национальной самобытности художественного творчества и проблема национального характера, понимавшегося как «выражение национального духа» в обычаях, нравах, поверьях, обрядах, идущих от старины и отражающихся в народном творчестве, а также рассматривалась проблема обогащения искусства национальными жанрами и формами в соответствии с народной поэзией. Романтики стремились воплотить в своих произведениях фольклорные поэтические формы, обратиться к содержательной эстетической стороне фольклора. Из элемента образной системы произведения фольклора превращались в основу поэтики романтических жанров, способствуя появлению новых жанровых разновидностей. В романтическом творчестве отразились и другие типологические черты, проливающие свет на особенности поэтики художественных произведений, в том числе и различное эстетическое бытование фольклорно-этнографических материалов. Отрицание действительного мира, стремление ко всему необычному, экзотическому, что выходит за пределы отвергаемой каждодневной реальности, – одна из типологических черт романтизма. Отсюда обращение писателей за пределы окружающей их реальной действительности. В одних случаях – к миру русской истории, героическим подвигам древности на основе художественной народной старины и интерпретация ее в духе своих эстетических концепций и идей в исторической повести. В других случаях – обращение к фольклору: к поверьям, преданиям, обычаям, являющимся источником особого рода представлений о «двоемирии» как параллельном, существующем наряду с окружающей человека действительностью сверхъестественном потустороннем мире, создании духа зла, вторгающегося в человеческую жизнь и оказывающего губительное влияние на судьбы людей, враждебного светлому миру, управляемому Богом. Воплощение этих представлений писателями-романтиками в их творчестве определяет характер фантастики и идейно-художественную сущность самого их творчества.

 


Читайте также другие статьи раздела "Фольклор и литература":

 Перейти к оглавлению книги "Неиссякаемый источник. Устное народное творчество"