В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Лопахин. Лопахин и Варя. Лопахин и Раневская

Анализ пьесы Чехова "Вишневый сад"

 

Лопахин, как значится в авторской ремарке в начале пьесы, купец. Его отец был крепостным отца и деда Раневской, торговал в лавке в деревне. Теперь Лопахин разбогател, но с иронией говорит о себе, что остался «мужик мужиком»: «Мой папаша был мужик, идиот, ничего не понимал, меня не учил, а только бил спьяна... В сущности, и я такой же болван и идиот. Ничему не обучался, почерк у меня скверный, пишу я так, что от людей совестно, как свинья».

Лопахин искренне хочет помочь Раневской, предлагает разбить сад на участки и отдавать в аренду. Он чувствует сам свою огромную силу, которая требует приложения и выхода. В конце концов покупает вишневый сад, и эта минута становится моментом его высшего торжества: он становится владельцем имения, где его «отец и дед были рабами, где их не пускали даже на кухню». Чем дальше, тем больше он усваивает привычку «размахивать руками»: «За все могу заплатить!», — его пьянит сознание своей силы, удачливости и силы своих денег. Торжество и сострадание к Раневской противоборствуют в нем в минуту его высшего торжества.

Чехов подчеркивал, что роль Лопахина — центральная, что «если она не удастся, то значит и пьеса вся провалится», «Лопахин, правда, купец, но порядочный человек во всех смыслах, держаться он должен вполне благопристойно, интеллигентно, немелко, без фокусов». При этом Чехов предостерегал от упрощенного, мелкого понимания этого образа. Он удачливый делец, но с душой артиста. Когда он говорит о России, это звучит как признание в любви. Его слова напоминают гоголевские лирические отступления в «Мертвых душах». Самые проникновенные слова о вишневом саде в пьесе принадлежат именно Лопахину: «имение, прекрасней которого нет на свете».

В образ этого героя, купца и в то же время артиста в душе, Чехов внес черты, характерные для некоторых русских предпринимателей начала ХХ века, оставивших свой след в русской культуре, — Саввы Морозова, Третьякова, Щукина, издателя Сытина.

Знаменательна конечная оценка, которую Петя Трофимов дает своему, казалось бы, антагонисту: «Как-никак, все-таки я тебя люблю. У тебя тонкие, нежные пальцы, как у артиста, у тебя тонкая, нежная душа...» О реальном предпринимателе, о Савве Морозове, М. Горький сказал похожие восторженные слова: «И когда я вижу Морозова за кулисами театра, в пыли и трепете за успех пьесы — я готов ему простить все его фабрики, в чем он, впрочем, не нуждается, я его люблю, ибо он бескорыстно любит искусство, что я почти осязаю в его мужицкой, купеческой, стяжательной душе».

Лопахин не предлагает погубить сад, он предлагает его переустроить, разбить на дачные участки, сделать общедоступным за умеренную плату, «демократичным». Но в конце пьесы герой, достигший успеха, показан не как торжествующий победитель (а старые владельцы сада — не только как побежденные, то есть потерпевшие на некоем поле боя — «боя» то не было, а было лишь нечто нелепое, вяло-бытовое, конечно уж, не «героическое»). Интуитивно он чувствует иллюзорность и относительность своей победы: «О, скорее бы все это прошло, скорее бы изменилась наша нескладная, несчастливая жизнь». И его слова о «нескладной, несчастливой жизни», которая «знай себе проходит», подкрепляются его судьбой: он один способен оценить, что такое вишневый сад, и он сам своими руками его губит. Личные его хорошие качества, добрые намерения почему-то нелепо расходятся с действительностью. И причин не может понять ни он сам, ни окружающие.

И личного счастья Лопахину не дано. Его взаимоотношения с Варей выливаются в непонятные для нее и других его поступки, он так и не решается сделать предложение. К тому же у Лопахина особое чувство к Любови Андреевне. Он с особой надеждой ждет приезда Раневской: «Узнает ли она меня? Пять лет не видались».

В знаменитой сцене несостоявшегося объяснения между Лопахиным и Варей в последнем действии герои говорят о погоде, о разбитом градуснике — и ни слова о самом важном в эту минуту. Почему объяснение не состоялось, любовь не состоялась? На протяжении всей пьесы замужество Вари обсуждается как дело почти решенное, и тем не менее... Дело, видимо, не в том, что Лопахин — делец, не способный на проявление чувств. Варя именно в этом духе объясняет себе их отношения: «У него дела много, ему не до меня», «Он или молчит, или шутит. Я понимаю, он богатеет, занят делом, ему не до меня». Но, наверное, Варя не пара Лопахину: он широкая натура, человек большого размаха, предприниматель и в то же время артист в душе. Ее же мир ограничен хозяйством, экономией, ключами на поясе... К тому же Варя — бесприданница, не имеющая никаких прав даже на разоренное имение. При всей тонкости души Лопахина ему не хватает человечности и такта, чтобы внести ясность в их отношения.

Диалог персонажей во втором действии на уровне текста ничего не проясняет в отношениях Лопахина и Вари, но на уровне подтекста становится ясным, что герои бесконечно далеки. Лопахин уже решил, что с Варей ему не быть (Лопахин здесь — провинциальный Гамлет, решающий для себя вопрос «быть иль не быть»): «Охмелия, иди в монастырь... Охмелия, о нимфа, помяни меня в твоих молитвах!»

Что же разделяет Лопахина и Варю? Может быть, их отношения во многом определяются мотивом вишневого сада, его судьбой, отношением к нему персонажей пьесы? Варя (вместе с Фирсом) искренне переживает за судьбу вишневого сада, имения. Лопахиным же вишневый сад «приговорен» к вырубке. «В этом смысле Варя не может соединить свою жизнь с жизнью Лопахина не только по “психологическим” причинам, прописанным в пьесе, но и по причине онтологической: между ними буквально, а не метафорически, встает смерть вишневого сада». Не случайно, когда Варя узнает о продаже сада, она, как сказано в чеховской ремарке, «снимает с пояса ключи, бросает их на пол, посреди гостиной, и уходит».

Но, кажется, есть и еще одна причина, не сформулированная в пьесе (как и многое — подчас самое главное у Чехова) и лежащая в сфере психологического подсознательного, — Любовь Андреевна Раневская.

Пунктирно в пьесе намечена другая линия, пронзительно нежная и трудноуловимая, обозначенная с исключительной чеховской тактичностью и психологической тонкостью: линия Лопахина и Раневской. Попытаемся сформулировать ее смысл, каким он нам представляется.

Когда-то в детстве, еще «мальчонком», с окровавленным от отцовского кулака носом, Раневская подвела Лопахина к рукомойнику в своей комнате и сказала: «Не плачь, мужичок, до свадьбы заживет». Тем более по контрасту с отцовским кулаком сочувствие Раневской было воспринято как явление самой нежности и женственности. Собственно, Любовь Андреевна сделала то, что должна была сделать мать, и не она ли причастна к тому, что у этого странного купца «тонкая, нежная душа»? Это прекрасное видение, эту любовь-признательность Лопахин хранил в своей душе. Вспомним его слова в первом действии, обращенные к Любови Андреевне: «Мой отец был крепостным у вашего деда и отца, но вы, собственно вы, сделали для меня когда-то так много, что я забыл все и люблю вас, как родную... больше, чем родную». Это, конечно, «признание» в давней любви, в первой любви — нежной, романтической, любви — сыновней благодарности, юношески светлой влюбленности в прекрасное видение, ни к чему не обязывающее и ничего взамен не требующее. Может быть, только одного: чтобы этот романтический образ, запавший в душу входящего в мир юноши, не был как-либо разрушен. Не думаю, чтобы это признание Лопахина имело какой-либо иной смысл, кроме идеального, как иногда этот эпизод воспринимают.

Но однажды пережитое невозвратимо, и это «дорогое» Лопахина не было услышано, не было понято (не услышали или не захотели услышать). Наверное, этот момент был для него в психологическом отношении переломным, он стал его прощанием с прошлым, расчетом с прошлым. Начиналась новая жизнь и для него. Но теперь он стал более трезвым.

Однако тот памятный юношеский эпизод имеет отношение и к линии Лопахин — Варя. Романтический образ Раневской лучших ее времен — времен ее молодости — стал тем идеалом-эталоном, которого, сам того не сознавая, искал Лопахин. И вот Варя, девушка хорошая, практичная, но... Показательна, например, реакция Лопахина во втором действии на слова Раневской (!), которая прямо просит его сделать предложение Варе. Именно после этого Лопахин с раздражением говорит о том, как хорошо было раньше, когда мужиков можно было драть, начинает бестактно поддразнивать Петю. Все это — результат спада в его настроении, вызванного непониманием его состояния. В прекрасный, идеальный образ юношеского видения была внесена резко диссонирующая со всем его гармоничным звучанием нота.

Среди монологов персонажей «Вишневого сада» о неудавшейся жизни невысказанное чувство Лопахина может прозвучать как одна из самых щемящих нот спектакля, именно так был сыгран Лопахин лучшими исполнителями этой роли последних лет В.В. Высоцким и А.А. Мироновым.

 


 Смотреть все темы книги "Рассказы и пьесы А.П. Чехова: ситуации и персонажи"