В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Реальное и символическое значение финала повести

Анализ повести И.С. Тургенева «Первая любовь»

 

Кульминация повести. Реальное и символическое значение финала. Решающее свидание отца и Зинаиды во время верховой прогулки мы видим его глазами. Володя, случайно ставший свидетелем встречи, наблюдает за ней издали. До него почти не доносятся слова. О происходящем Володя может судить лишь по жестам, выражению лиц. Перед нами словно разворачиваются кадры немого кино. О том, что это свидание психологически важное, мы можем судить хотя бы по тому, что Петру Васильевичу пришлось «спуститься на землю» со сказочного кентавра. Со своей лошади по кличке Электрик, которая некогда составляла единое целое со своим хозяином – «такая же избалованная, неутомимая и злая». Но меж ними остается зримая преграда: «На улице <...>, пред раскрытым окном деревянного домика стоял мой отец <…>, а в домике <…> сидела женщина в темном платье <…>. Эта женщина была Зинаида».

Перед нами новая Зинаида, «с непередаваемым отпечатком преданности, грусти, любви и какого-то отчаяния». Это лицо, темное печальное платье говорят, насколько нелегка жизнь девушки, всем пожертвовавшей ради первой любви. Но сознает ли это ее любимый мужчина? Володя застает их в момент спора. Петр Васильевич убеждает Зинаиду еще в чем-то подчиниться – судя по началу французской фразы «вы должны…». Девушка колеблется; в ответ на его слова она «улыбалась – покорно и упрямо. По одной этой улыбке я узнал мою прежнюю Зинаиду». Раздраженный подобным противоречием, отец Володи решается на жестокий поступок: «…Поднял хлыст <…> и послышался резкий удар по этой обнаженной до локтя руке». Володю до глубины души поражает реакция девушки: «Зинаида вздрогнула, молча посмотрела на отца и, медленно поднеся свою руку к губам, поцеловала заалевший на ней рубец». Исполненный самоотвержения жест пробуждает раскаяние в душе старого эгоиста: «Отец швырнул в сторону хлыст и, торопливо взбежав на ступеньки крылечка, ворвался в дом...» Скорее всего, этот день стал поворотным в жизни Петра Васильича и в его отношении к людям: «Он задумался и опустил голову <…>. И тут-то я в первый и едва ли не в последний раз увидел, сколько нежности и сожаления могли выразить его строгие черты».

Отец Володи стал жертвой чувства, как Беловзоров и Лушин. Мы не знаем, какое известие содержало «письмо из Москвы», которое его так взволновало, послужило причиной удара. Счастье любимой женщины побуждает Петра Васильевича, в свою очередь, поступиться гордостью: «Он ходил просить о чем-то матушку и, говорят, даже заплакал. Он, мой отец!» Строки предсмертного письма Володе ничего не поясняют. Незаконченное загробное послание выводит запоздалое чувство на новый уровень обобщения: «Сын мой <…>, бойся женской любви, бойся этого счастья, этой отравы…» После кончины Петра Васильевича мать Володи, несомненно, выполняя предсмертную просьбу мужа, отослала в Москву «довольно крупную сумму».

В финале повести Тургенев вновь затрагивает тему времени, снова напоминает, как непоправимо страшно промедлить в любви. Господин Н. не смог догнать Асю. Владимиру Петровичу посчастливилось спустя «года четыре» услышать о Зинаиде. Княжна сумела устроить свою жизнь, вопреки светским пересудам. Так можно понять вежливые недомолвки Майданова, из уст которого Владимир узнал о дальнейшей cудьбе Зинаиды, теперь уже госпожи Дольской. Им можно встретиться и встретить былое. Тем более, что она «еще похорошела» и, по уверениям друга, «будет рада» видеть прежнего поклонника.

«Старые воспоминания во мне расшевелились, – рассказывает Владимир Петрович, – я дал себе слово на другой же день посетить бывшую мою «пассию». Легкомысленное слово «пассия», которое Владимир Петрович употребил, говоря о своей первой любви, внушает читателю тревогу. И действительно, герой не очень спешит: «Но встретились какие-то дела; прошла неделя, другая…» А судьба не хочет ждать: «…Когда я, наконец, отправился в гостиницу Демут и спросил госпожу Дольскую – я узнал, что она четыре дня тому назад умерла почти внезапно <…>». «Меня как будто что-то в сердце толкнуло, – рассказывает герой. – Мысль, что я мог ее увидеть и не увидел и не увижу ее никогда, – эта горькая мысль впилась в меня со всею силою неотразимого упрека. Упоминание «четырех дней», прошедших со дня смерти, объяснимо. Володя не успел даже на похороны Зинаиды. Но он отчасти искупил грех, когда «присутствовал при смерти одной бедной старушки», жившей одиноко, и у которой не было родных.

 


Читайте также другие статьи по теме «Анализ повести И.С. Тургенева «Первая любовь»:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»