В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Любовь Аси. Сравнение с Татьяной Пушкина

Анализ повести И.С. Тургенева «Ася»

 

Cтранная история любви. «…Ее душа мне нравилась», – замечает Н. после нескольких дней знакомства с Асей. Но эта симпатия не безусловна. Н. трудно освоиться с бесконечными метаморфозами поведения девушки. Порой он негодует – «что за детская выходка?», порою называет новую знакомку «капризной девочкой с натянутым смехом». И это не просто раздражение взрослого, наблюдающего каприз ребенка. Внешне свободный, господин Н. привык повиноваться законам света. Подобно встреченным на прогулке «чопорным англичанам», которые «словно по команде, с холодным изумлением проводили Асю своими стеклянными глазами…», он шокирован слишком свободным поведением девушки.

Асе приходится самой сделать первый шаг. Она, подобно Татьяне, присылает молодому человеку записку с приглашением на свидание. Пушкину пришлось защищать свою героиню:

	За что ж виновнее Татьяна?
	За то ль, что в милой простоте
	Она не ведает обмана
	И верит избранной мечте?
	За то ль, что любит без искусства
	Послушная влеченью чувства,
	Что так доверчива она,
	Что от небес одарена
	Воображением мятежным,
	Умом и волею живой
	И своенравной головой,
	И сердцем пламенным и нежным?

Эти строки, написанные о Татьяне, как нельзя полнее характеризуют и Асю.

В растерянности останавливаются перед «сердцем пламенным и нежным» двое мужчин, брат и возлюбленный. Они, может быть, превосходят Асю в «благоразумии», но неизмеримо уступают в жизненной силе и бескомпромиссности. Гагин причитает тоном старой няньки: «…Она сумасшедшая и меня с ума сведет». «Сел и задумался», получив записочку, господин Н. Растерянность его усиливает прямой искренний вопрос Гагина: «Может быть… как знать? – вам сестра моя нравится?» «Да, она мне нравится», – отвечает наконец Н. Но что-то в тоне его голоса заставляет Гагина с убеждением сказать: «А уезжаем мы все-таки завтра <…>, потому что ведь вы на Асе не женитесь». И повторяет с уверенностью: «Не женитесь».

В сюжетное развитие повести Тургенев вставляет символический эпизод. Н. решил дожидаться времени свидания в маленьком трактире. «Хорошенькая служанка с заплаканными глазами принесла мне кружку пива; я взглянул в ее лицо… “Да, да, – промолвил тут же сидевший толстый и краснощекий гражданин, – Ганхен наша сегодня очень огорчена: жених ее пошел в солдаты <…>.” Она прижалась в уголок и подперла рукою щеку; слезы капали одна за другой по ее пальцам...»

Ганхен… Это ласково-уменьшительная форма имени «Анна» по-немецки, как Ася – по-русски. Перед нами, таким образом, возникает двойник влюбленной девушки. Но что может принести несчастье Асе? Нет объективных причин, как у несчастной немецкой служанки, вынужденной смириться с тем, что ее жениха забирают в солдаты. Ася и Н. – оба свободны, внешних препятствий нет. Гагин сам предложил другу руку сестры.

Словно почуяв немое осуждение, Ася переносит свидание в более «приличное» место, в дом старой немки Луизы. Мы помним, что поэтическое видение юной девушки в доме старухи дало писателю первый толчок к повести. «Морщинистое лицо вдовы бургомистра» с «приторно-лукавой улыбкой» и «тусклыми глазками» напоминает ведьму, которая скрывает взаперти юную принцессу. Герою подобает разрушить злые чары и освободить любимую. Асю он находит притаившейся в верхней комнатке. Ее поза пробуждает поэтическое сравнение с испуганной птичкой. Непосредственное чувство лучше всего выражает себя во взгляде. Теперь Н. сосредоточивает внимание на ее глазах: «О, взгляд женщины, которая полюбила, – кто тебя опишет? Они молили, эти глаза, они доверяли, вопрошали, отдавались… Я не мог противиться их обаянию».

Порыв ответного непосредственного чувства длился недолго. Подобно Онегину, молодой человек начинает читать ей наставления. Асе приходится оправдываться «испуганным шепотом». «Мысль о том, что теперь все пропало, все, все <…>, что Гагин знает о нашем свидании, что все искажено, обнаружено – так и звенела у меня в голове», – так объясняет Н. свое состояние. Он точно забыл, что сам счел нужным рассказать ее брату о роковой записке с приглашением.

Свидание обнажает и различие между двумя героинями, пушкинской и тургеневской. Подобно Татьяне Лариной, Асе с каждой минутой «стыдно становилось и страшно». Впоследствии у Татьяны-княгини «стынет кровь / Как только вспомню взгляд холодный / И эту проповедь...» И однако «сквозь слез не видя ничего / Едва дыша, без возражений, / Татьяна слушала его (Онегина)». «Так смиренно / Урок ваш выслушала я…», – напоминает она Евгению. Напротив, Ася не может и минуты терпеть такое унижение. Едва лишь она поняла, что любовь ее отвергнута – героиня Тургенева стремительно убегает. Исчезает – к большому удивлению простодушной немки, которая не ожидала (как, впрочем, и мы) такого развития событий. «Ведьма» вдруг оборачивается добросердечной растерявшейся старушкой.

Ну а герой – «рыцарь»? В самом деле, что двигало господином Н.? Неужели Н. всерьез разделяет светские предрассудки относительно «незаконного» происхождения девушки? И Тургенев опускается в самые глубины души. У человеческих поступков редко бывает одна причина. Нами движет сложный противоречивый клубок высоких и низких побуждений. Возможно, в поведении героя сказался уже отмеченный страх перед силой Асиного характера. «Жениться на семнадцатилетней девочке, с ее нравом, как это можно!» – размышлял Н., только готовясь прийти на свидание.

Отчасти его смутило вторжение постороннего в созревающий мир любви. Попытки, хоть и деликатные, Гагина стать посредником между другом и сестрой. Добиваться категорического ответа в сфере чувств – значит затронуть неуловимые движения сердца. Писатель никогда себе этого не позволял даже на страницах романа, общаясь с вымышленными героями.

Тургенев-сердцевед идет дальше. Он сообщает, что у любви, как у всего на свете, тоже бывает возраст. Чувство юноши несколько «моложе», оно запаздывает в сравнении с решительным ритмом Асиной любви. Ненадолго – всего на несколько часов. Но и этого достаточно для роковой развязки. «Когда я встретился с ней в той роковой комнате, – объясняет Н. , – во мне еще не было ясного сознания моей любви». Герой пытается постичь причудливую логику развития чувства: «Оно <…> вспыхнуло с неудержимой силой лишь несколько мгновений спустя, когда, испуганный возможностью несчастья, я стал искать и звать ее… но уж тогда было поздно».

Словно сжалившись, судьба дает господину Н. последний шанс. Пустившись вместе с братом на поиски, он не нашел девушки. Лишь увидел мельком фигурку, мелькнувшую у креста (Можно представить, с каким жаром молилась там Ася, вспомнив «крест» над могилой матери!). Вернувшись, Н. узнает, что Ася поздней ночью пришла домой. Она здесь, в этом домике. Но власть приличий снова довлеет над ним: «Я хотел тогда же сказать Гагину, что я прошу руки его сестры. Но такое сватанье в такую пору <…>. «До завтра, – подумал я…» Эти слова повзрослевший герой сопровождает горьким комментарием: «У счастья нет завтрашнего дня; у него нет и вчерашнего; оно не помнит прошедшего, не думает о будущем; у него есть настоящее – и то не день – а мгновенье».

Назавтра Н. узнает, что Ася и ее брат уехали. В прощальной записке Аси герой находит подтверждение своих догадок. В бесславном конце их отношений виноват только он: «Вчера, когда я плакала перед вами, если б вы мне сказали одно слово, одно только слово – я бы осталась. Вы его не сказали…» «Видно, так лучше <…>. Прощайте навсегда!» – заканчивает свое письмо безвинно и горько оскорбленная девушка. В ее смирении – великая сила духа.

 


Читайте также другие статьи по теме «Анализ повести И.С. Тургенева «Ася»:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»