В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Вторая любовная история: Лежнев и Александра Павловна

Анализ романа И.С. Тургенева «Рудин»

 

Отъезд героя. Лицемерием проникнута сцена прощания Рудина с Дарьей Михайловной и неизменным Пандалевским. Автор побуждает нас сопоставить эпизод с первым разговором «в кабинете <…> два месяца тому назад». Тогда Ласунская сама пригласила его для интимной беседы. Теперь присутствие «скромного, чистого, умиленного <…> как всегда» Пандалевского показывает, насколько Рудин обманул ее надежды. Он не только не стал образцовым приживалом (в этом случае ему была бы обеспечена помощь и протекция). Он осмелился считать себя ей равным. «Рудин, бедный, нечиновный и пока неизвестный человек, дерзал назначить свидание ее дочери – дочери Дарьи Михайловны Ласунской!!!» Три восклицательных знака в конце фразы Ласунской свидетельствуют, до какой степени «светская спесь в ней зашевелилась». Обратим внимание на оговорку «пока неизвестный». Значит, Дарья Михайловна понимает, что пред нею незаурядный человек, который когда-нибудь добьется признания. И тем не менее «светская спесь» велит выгнать его из дому. Но не открыто, а льстиво-вкрадчиво, прикрываясь маской заботы и участия. Снова и снова повторяет Ласунская, как жалеет об отъезде Рудина, несколько раз лицемерно желает повидаться с ним «зимой». Эти скрытые уколы должны еще больше наказать дерзкого. «Он теперь знал <…>, как светские люди даже не бросают, а просто роняют человека, ставшего им ненужным: как перчатку после бала, как невыигравший билет лотереи…» И Пандалевский торжествует. Опасный конкурент сам себя устранил. Рудин совершил необдуманный поступок, непростительный для настоящего приживала, «ловкого человека».

Читатель же имеет теперь больше оснований его уважать. Неумение приспосабливаться роднит героя с обреченным странствовать «рыцарем печального образа». Ценность этого сопоставления отчасти снижается, поскольку в этот раз Рудин сам производит себя в рыцари: «Помните ли вы <…>, что говорит Дон-Кихот своему оруженосцу, когда выезжает из дворца герцогини? «Свобода <…>, друг мой Санчо, одно из самых драгоценных достояний человека <…>!» Так говорит Рудин, прощаясь в слезах с преданным Басистовым. Но, как отмечает автор, «слезы его были самолюбивые слезы».

Вторая любовная история. В тот же день Лежнев делает предложение Александре Павловне. Внешне он мало подходит под описание пылкого влюбленного. Даже Липина не может удержаться от реплики в его адрес: «Какой мешок!» «Сгорбленный.., с фуражкой на затылке, из-под которой беспорядочно торчали косицы желтых волос, он действительно походил на большой мучной мешок», – подтверждает автор. Трудно поверить, что подобный герой способен на возвышенные чувства. Но внешность обманчива, слова могут оказаться пустыми – как мы только что убедились. С иронией Лежнев отвечает не только ей, но и читателю: «Вы это потому говорите <…>, что не знаете меня. Вы думаете, что я чурбан.., деревяшка какая-то; а известно ли вам, что я способен таять <…>, дни простаивать на коленях?» Неуклюжий внешне, Михайло Михайлыч проявляет тонкую деликатность. Едва высказав чувства, он удаляется, «чтобы не стеснять» Липину в ее решении.

В отличие от Рудина Лежнев избегает и боится бурных мятежных чувств. Михайло Михайлыч Липину выбрал в жены на основании долгого наблюдения, убедившись, что у нее «слава богу, характера нет вовсе». В его устах это «величайший комплимент». Семейная идиллия, которая вполне удовлетворит бесхарактерную Александру Павловну, «противопоказана» Наталье. Так же, как тихое благополучие делает счастливой Агафью Матвеевну, но не удовлетворяет Ольгу. Однако даже такая тургеневская героиня, как Липина, не теряет своей самостоятельности и хорошо понимает своего будущего супруга. Лежнев вынужден с досадой констатировать:

– Вам все огня нужно; а огонь никуда не годится. Вспыхнет, надымит и погаснет…

– И согреет, – подхватила Александра Павловна.

– Да …и обожжет.

– Ну, что ж, что обожжет! …Все же лучше, чем…

– А вот я посмотрю, то ли вы заговорите, когда хоть раз хорошенько обожжетесь, – перебил ее с досадой Михайло Михайлыч…

 


Читайте также другие статьи по теме «Анализ романа И.С. Тургенева «Рудин»:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»