В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Образ Рудина

Анализ романа И.С. Тургенева «Рудин»

 

Главный герой. Его литературные предшественники. Его идеалы и поведение. В третьей главе появляется центральный герой. Автор дал его появление по-сценически эффектно. Неожиданным не только для читателя, но и для собравшихся в гостиной. Посетители салона с нетерпением ожидали барона Муффеля. Среди общего молчания лакей докладывает: «Дмитрий Николаевич Рудин». Его сообщение напоминает реплику грибоедовского слуги: «К вам Александр Андреич Чацкий». Подобно своему литературному предшественнику, Рудин «грянул вдруг как с облаков». Барон Муффель так на страницах романа не появится. Но его с успехом заменил энергичный Рудин, который «говорит как пишет» и взрывает своими проникнутыми убеждением речами сонный покой салона: «Через четверть часа один его голос раздавался в комнате». «Рудин говорил умно, горячо, дельно; выказал много знания, много начитанности, – сообщает автор. – Никто не ожидал найти в нем человека замечательного». Остроумие, находчивость демонстрирует приезжий в споре с Пигасовым. Тот отрицает убеждения, какие угодно, с точки зрения обывателя как несуществующие – «этим только людей дурачат».

– Прекрасно! – промолвил Рудин, – стало быть, по-вашему, убеждений нет?

– Нет – и не существует.

– Это ваше убеждение?

– Да.

– Как же вы говорите, что их нет? Вот вам уже одно на первый случай.

В салоне «все… улыбнулись и переглянулись», признавая его победу. Гордая Дарья Михайловна «тихонько вынула шляпу из рук Рудина», молчаливо предлагая этому замечательному незнакомцу остаться ее гостем. Признанный спорщик Пигасов не хочет признать свое поражение: «Недостаточно сказать <…> острое словцо: надобно доказать, опровергнуть...» В дальнейшем Рудин опровергает доводы Африкана Семеныча, обнаруживая в себе идеолога, владеющего философской системой знаний. Философия вовсе не абстрактна; «нападения на системы» не так безобидны, как кажется – «вместе с системами люди отрицают вообще знание, науку и веру в ее…». «...Стало быть, – заканчивает мысль Дмитрий Николаевич, – и веру в самих себя, в свои силы. А людям нужна эта вера: им нельзя жить одними впечатлениями, им грешно бояться мысли…» Если у человека нет крепкого начала, в которое он верит, нет почвы.., «как он может дать себе отчет в потребностях, в значении, в будущности своего народа? как может он знать, что он должен сам делать если…». Дальнейшая логика Рудина понятна. Человек, который сумел понять мир и осознать свое место в нем, не может бездумно существовать. Он захочет действовать. Рудин сформулировал не только грандиозную задачу человека, но и его цель: работать для «будущности <…> народа».

Не случайно, видимо, эгоистичный и тщеславный Пигасов на этих словах оборвал его. Но Рудин сумел закончить мысль, рассуждая о самолюбии и себялюбии. Себялюбие – синоним эгоизма, при котором человек силы тратит исключительно на себя. Самолюбие призвано «сломить» изначальный «упорный эгоизм». Здесь Дмитрий Николаевич произносит блестящую отточенную фразу, под которой подписался бы сам Тургенев: «Только тот заслуживает звание человека, кто умеет овладеть своим самолюбием, как всадник конем, кто свою личность приносит в жертву общему благу…» Не одно содержание – и форма выступлений Рудина выдает в нем человека незаурядного. «Все внутренне согласились», что Рудин обладает поэтической жилкой, он «владел едва ли не высшей тайной – музыкой красноречия <…>. Свои излюбленные мысли он способен передать и в форме иносказания. Он вспоминает древнюю скандинавскую легенду о ласточке, придавая ей тот же общечеловеческий смысл: «Наша жизнь быстра и ничтожна; но все великое совершается через людей».

Этими речами Рудин отвечает на тайное недовольство окружающих, на искания всего поколения. Все они живут как деды и отцы, хотя смутно ощущают: жить надо по-другому. Один из лучших людей века предлагает выйти из круга повседневности, «надломить упорный эгоизм своей личности». «Все мысли Рудина казались обращенными в будущее; это придавало им что-то стремительное и молодое…» Не случайно внимательнее всех слушает его молодежь. «“Есть вещи, над которыми смеяться и трунить грешно…”, – “с жаром” отвергает Басистов попытки старого скептика высмеять “господина Рудина”».

Первое появление оборачивается настоящим триумфом героя. Автор подробно останавливается на реакции каждого из гостей после того, как «Дарья Михайловна упросила Рудина остаться ночевать». Пигасов, всеми признанный остроумец, предпочел уйти, и никто его исчезновения не заметил. «Александра Павловна, возвращаясь <…> домой, несколько раз принималась ахать и удивляться необыкновенному уму Рудина. Волынцев соглашался с ней…» Понятно, что самовлюбленный Пандалевский, «ложась спать <…>, проговорил вслух: «Очень ловкий человек!» То магическое впечатление, которое приезжий произвел на молодежь, сохраняется и в его отсутствие: «Басистов целую ночь не спал.., он до самого утра все писал письмо к одному своему товарищу в Москву». Но главное для развития последующих событий заключается в том, что «Наталья <…> тоже ни на минуту не уснула…».

 


Читайте также другие статьи по теме «Анализ романа И.С. Тургенева «Рудин»:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»