В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Русь провинциальная. Малиновка

Анализ романа И.А. Гончарова «Обрыв»

 

Райский и Чацкий. Не случайно Райскому представляется она античной статуей, которую необходимо пробудить, заставить жить и мыслить. И в первую очередь начать задумываться над тем, как достаются деньги, которые она видит лишь на серебряном подносе (буквально «на блюдечке с голубой каемочкой»). Райский взволнованно рисует картину жизни крепостной деревни, знакомую нам по стихотворениям Некрасова: «Там, в зной, жнет беременная баба… Да, а ребятишек бросила дома – они ползают с курами, поросятами, и если нет какой-нибудь дряхлой бабушки дома, то жизнь их каждую минуту висит на волоске: от злой собаки, от проезжей телеги, от дождевой лужи… А муж ее бьется тут же, в бороздах на пашне, или тянется с обозом в трескучий мороз, чтоб добыть хлеба, буквально хлеба – утолить голод с семьей и, между прочим, внести в контору пять или десять рублей, которые потом приносят вам на подносе…» Шокированная столь «грубой» в своей правдивости картиной, Софья недаром называет кузена Чацким. Автор самой тонкой исследовательской статьи, Гончаров видел в персонаже Грибоедова фигуру мирового масштаба: «Каждое дело, требующее обновления, вызывает тень Чацкого <…> – будет ли то новая идея, шаг в науке, в политике, в войне <…>. Вот отчего не состарелся до сих пор едва ли состареется когда-нибудь грибоедовский Чацкий, а с ним и вся комедия». Однако поистине художнические попытки Райского оживить красивое тело Софьи (идеал греческого скульптора), добавив к нему мыслящее лицо – провалились. Эта красавица, как аристократы грибоедовской комедии, не хочет и боится выходить из тесного теплого мирка. Райский очень точно называет такой идеал «канареечным»: «Канарейка тоже счастлива в клетке и даже поет; но она счастлива канареечным, а не человеческим счастьем…»

Русь провинциальная. В первой же части автор познакомил нас и с другим местом действия. Приехав на каникулы в свою родную деревню Малиновку на Волге, Райский встречает свою родственницу, Татьяну Марковну, которую все называют бабушкой. «Какой красавицей она показалась Борису, и в самом деле была красавица. Высокая, не полная и не сухощавая, но живая старушка, не старушка, а лет около пятидесяти женщина, с черными живыми глазами и грациозной улыбкой…» Мы знакомимся и с двумя девочками-сиротками, которых по доброте своей тоже пригрела бабушка. «Верочка была с черными, вострыми глазами, смугленькая девочка», «Марфинька, напротив, беленькая, красненькая и пухленькая девочка по пятому году». С первой же части мы сталкиваемся с понятием «обрыв» – на сей раз в прямом его значении. «Об этом обрыве остались печальное предание в Малиновке и во всем околотке. Там, на дне его, среди кустов <…> убил за неверность жену и соперника, и тут же сам зарезался, один ревнивый муж, портной из города. Самоубийцу тут и зарыли, на месте преступления». С тех пор никто не решается заходить туда, в место проклятое и нечистое.

Вторично собираясь в Малиновку, Райский заранее настроен на скептический лад: «А если там скука? Волга с прибрежьем, дремлющая, блаженная тишь, где не живут, а растут люди <…>, где ни бурных страстей <…>, ни мучительных вопросов, никакого движения мысли, воли». И ошибся. Жизнь провинциальной России разворачивает перед ним истинные драмы и такие страсти, которых он тщетно искал в Петербурге.

Любовь и жизнь. Самим построением своего романа Гончаров полемизирует с нигилистами. Как известно, социалистические доктрины утверждают, что мир движется антагонизмом классов, общественной борьбой. Образами Марины, Ульяны Козловой, Полины Карповны, возникающими вокруг этих героинь конфликтами писатель доказывает, что миром правит любовь. Это не значит, что на свете царствует тишь да благодать, как на картине Рубенса. «Страшна, как смерть, любовь», – говорит Библия. И несправедлива. Почему Савелий, степенный мужик, влюбился в гулящую Маринку, которая даже не способна оценить его чувства? Отчего серьезный учитель Козлов привязан к своей пустой жене и после бегства ее готов умереть от тоски и боли? «Чего нет в <…> книгах, того и в жизни нет…», – заявлял Леонтий Козлов. И оказался перед лицом жизненного краха. Увы, не все написано в книгах, даже самых популярных и умных. Мудрость передается от поколения к поколению. Увидеть ее – значит понять, что наш мир сложнее, чем кажется с первого взгляда. Собственно, этим занимается Райский на протяжении двух частей романа. Он находит непостижимые загадки в жизни, казалось, самых близких людей.

 


Читайте также другие статьи по теме «Анализ романа И.А. Гончарова «Обрыв»:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»