В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Ольга и Агафья

Анализ романа И.А. Гончарова «Обломов»

 

Ольга и Агафья. Третья часть романа знаменует завершающий этап жизни Ильи Ильича. Прежние образы-символы приближаются к своему завершению или сменяются другими. Но все они настраивают читателя на минорный лад. «Снег валил хлопьями и густо устилал землю. “Снег, снег, снег! – твердил он бессмысленно... – Все засыпал!” – шепнул он потом отчаянно, лег в постель и заснул свинцовым, безотрадным сном…» Насколько все перечисленное отличается от примет его страсти к Ильинской, о которых с горестью вспоминает при расставании Ольга: «Лето… парк… помнишь? Мне жаль нашей аллеи, сирени <...>!»

С возвращением к прежней жизни вернулись все атрибуты ее.

Илья Ильич почти не заметил, как Захар раздeл его, стащил сапоги и накинул на него – халат!

– Что это? – спросил он только, поглядев на халат.

– Хозяйка сегодня принесла: вымыли и починили халат, – сказал Захар.

Обломов как сел, так и остался в кресле.

А между тем прозаические бытовые подробности служат рамкой новой привязанности героя, к своей квартирной хозяйке, вдове чиновника Пшеницыной. Появляется Агафья Матвеевна еще в конце первой части под безликим определением «хозяйка», кстати и некстати одолевая Обломова заботами о рубашках, пирогах, платках и прочем. Но лишь с уходом со сцены Ольги писатель раскрывает нам душу второй главной героини. На самом деле душой этой, на первый взгляд, недалекой женщины, овладевает любовь. Как все ценное и вечное в мире, она происходит медленно и внешне незаметно: «Постепенная осадка дна морского, осыпанье гор, наносный ил с прибавкой <…> волканических взрывов – все это совершалось <…> в судьбе Агафьи Матвеевны, и никто, всего менее она сама, не замечал этого».

Малограмотная чиновница сумела оценить в «барстве» лучшие черты Обломова – доброту, внутреннее достоинство, независимость: «…Илья Ильич ходит не так, как ходил ее покойный муж, коллежский секретарь Пшеницын, мелкой, деловой прытью <…>, не трясется от страха, что опоздает в должность, не глядит на всякого так, как будто просит оседлать его и поехать, а глядит он на всех и на все так смело и свободно…» А оценив, посвятила себя преданному служению. Их совместная жизнь удивительно напоминает картину, которую начертала во время последнего свидания Ольга Ильинская: «…С тобой мы стали бы жить изо дня в день, ждать Рождества, потом масленицы, ездить в гости, <…> не думать ни о чем; ложились бы спать и благодарили Бога, что день скоро прошел, а утром просыпались бы с желанием, чтоб сегодня походило на вчера». Ольга предупреждает: «Разве это жизнь? Я зачахну, умру... за что, Илья?» Этой жизнью начала жить Агафья Матвеевна – и «лицо ее постоянно высказывало <…> счастье, полное, удовлетворенное…» Почему?

Не случайно имя-отчество героини напоминает нам о матушке Гончарова, тоже «образцовой хозяйке», Авдотье Матвеевне. Она не стремится выйти за пределы дома, но в домашнем хозяйстве открывается настоящий талант этой скромной женщины. Мастерство и увлеченность придают повседневному облику Агафьи Матвеевны античную величавость: «Кухня была истинным палладиумом деятельности великой хозяйки и ее достойной помощницы, Анисьи», «обе они одеты… сообразно достоинству своего сана» «надо перо другого Гомера, чтоб исчислить <…> что скоплено <…> в ковчеге домашней жизни». Агафья Матвеевна не пытается переделать любимого человека, принимает его таким, какой он есть. И если для счастья Обломову необходим халат – она позаботится, чтобы халат был самый лучший: «Агафья Матвеевна собственноручно кроила, подкладывая ватой и простегивала <…>, и трудилась с любовью, с неутомимым прилежанием, скромно награждая себя мыслью, что халат и одеяла будут облекать, греть, нежить и покоить великолепного Илью Ильича». Любуясь ее женской самоотверженностью и преданностью, Аполлон Александрович Григорьев полемически заявлял, что «уж если между женскими лицами г.Гончарова придется выбирать непременно героиню – беспристрастный и не потемненный теориями ум выберет, как выбрал Обломов, Агафью Матвеевну – и не потому только, что <…> что она хорошо готовит пироги, – а потому что она гораздо более женщина, чем Ольга».

Но, как и Ольгу, эту героиню нельзя назвать идеальной. Доброта и наивность приводят к тому, что Агафья Матвеевна, сама не сознавая того, становится «злым гением» Обломова (догадка А.В. Дружинина). Бедная чиновница не подозревает, что является главным действующим лицом мошеннической проделки Тарантьева и «братца» с целью разорить непрактичного барина. Обнаружив недостаток у Обломова денег, она помчалась… к братцу же. «Но там<…> денег ей не дали, а сказали, что <…> у Ильи Ильича есть вещи <…> так что может заложить <…>. Она умом сердца поняла, сообразила все и взвесила… свой жемчуг, полученный в приданое, вскоре за жемчугом достала она из заветного сундука фермуар (ожерелье с застежкой), потом пошло серебро, потом салоп». Гончаров, словно вскользь отмечает, что слово «жемчуг» Пшеницына произносит как «земчуг» – уже одно это говорит, как далека она от всякого понятия роскоши. Гораздо больше тревожит ее то, что «халат на Обломове истаскался и, как ни заботливо зашивались дыры на нем, но он расползается везде <…>: давно бы надо новый».

Простодушная гордость мешает ей пожаловаться чужому человеку, и поначалу Штольц считает Пшеницыну одной из участниц мошенничества. Нескольких минут разговора с ней помогли проницательному Андрею Иванычу «разгадать тайну Агафьи Матвеевны», и тогда «взгляд пренебрежения, почти презрения, который он кидал на нее <…>, сменился взглядом любопытства, даже участия». В этот второй приезд Штольц снова меняет жизнь Обломова в лучшую сторону. Узнав, что его друг попал в западню, он обращается за негласным содействием к знакомому генералу, оказавшемуся по счастливой случайности начальником Тарантьева. Способ чисто русский, действенный, однако практически-пошлый. Добролюбов, разобрав данный эпизод, заметил, что «судя по этому случаю, Штольц не дорос еще до идеала общественного русского деятеля».

 


Читайте также другие статьи по теме «Анализ романа И.А. Гончарова «Обломов»:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»