В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Реалистический взгляд на экзотику

Анализ книги путевых очерков И.А. Гончарова «Фрегат “Паллада”»

 

Разрыв Гончарова с традицией романтических странствий. Реалистический взгляд на экзотику. Друзья-поэты восторженно провожали Гончарова в далекое романтическое странствие: известный нам поэт Аполлон Николаевич Майков (он-то отказался от путешествия) и Владимир Григорьевич Бенедиктов, который сочинил даже для друга особое «напутствование». Сквозь поэтические штампы пробивается искренняя убежденность в необыкновенных чудесах. Он должен увидеть и вдохновенно воспеть их:

	И оснащен, и замыслами полный,
	Уже готов фрегат твой растолкнуть
	Седых морей дымящиеся волны
	И шар земной теченьем обогнуть.
	………….
	Лети! И что внушит тебе природа
	Тех чудных стран, – на пользу и добро,
	Пусть передаст, в честь русского народа,
	Нам твой рассказ и славное перо!

Мастерски пародирует Гончаров выспренность романтической лексики своим прозаическим слогом. Таково начало главы о Сингапуре: «Где я, о, где я, друзья мои? Куда забросила меня судьба от наших берез и елей, от снегов и льдов, от злой зимы и бесхарактерного лета. <…> Я на родине ядовитых перцов, пряных кореньев, слонов, тигров, змей…» и т.д.

Романтики жадно искали экзотику и восхищались ею. Гончаров спокойно констатирует: «Все не наше, не то». Но он ищет черты сходства. Встретил писатель экзотическую африканку – «в самом деле – баба. Одета, как наши бабы. Некоторые женщины <...> поразительно сходны с нашими загорелыми деревенскими старухами». Диковинные птицы? «Промелькнет воробей – гораздо наряднее нашего, франт, а сейчас видно, что воробей, как он ни франти… Так же копается, как наш, во всякой дряни, разбросанной по дороге». Иноземное не лучше оттого только, что чужое. На это коренное отличие позиции писателя от мироощущения романтиков указал в своем сочинении ученик 10-го класс: «Там (в романе) есть эпизод, когда капитан пригласил своего «секретаря» полюбоваться на бушующее море, что не вызвало у Гончарова никаких романтических восхищений».

Не случайно многие главы представлены в эпистолярной форме. Часто это воображаемый диалог, полемика. «Ну, что море, небо? Какие краски там? – слышу я (Гончаров) ваши вопросы… Все прекрасно – не правда ли?» И отвечает в обычной спокойной манере: «Хорошо, только ничего особенного: так же, как и у нас в хороший летний день…» Писатель задает ответный вопрос: «А позвольте спросить: разве есть что-нибудь не прекрасное в природе? Отыщите в сердце искру любви к ней, подавленную гранитными городами… и тогда попробуйте выкинуть какую-нибудь некрасивую местность». Тот, кто может видеть прекрасное лишь в чужом, не способен видеть его вовсе. Если ты обладаешь эстетическим чувством, любишь свою страну – «полюбишь каждую кочку, косогор и поросшую мелким кустарником рытвину!» Гончаров дает читателю мудрый совет: «Нужно ли вам поэзии, ярких особенностей природы – не ходите за ними под тропики <…>. Сознайтесь, что и Мурино (пригород Петербурга), и острова хороши, хорош и Финский залив, как зеркало в богатой раме…»

 


Читайте также другие статьи по теме «Анализ книги путевых очерков И.А. Гончарова «Фрегат “Паллада”»:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»