В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: (845-3) 76-35-48
(845-3) 76-35-49

Анализ книги путевых очерков И.А. Гончарова «Фрегат "Паллада"»

  • Цели и трудности плавания: Тяга к дальним странствиям с детских лет охватила душу писателя. Иван Александрович остро чувствовал необходимость сменить унылое обывательское существование: «Дни мелькали, жизнь грозила пустотой, сумерками, вечными буднями: дни… сливались в одну утомительно-однообразную массу годов». Когда Гончаров узнал, что включен в состав экспедиции, с несвойственной ему экспансивностью воскликнул: «Сама юность воротилась ко мне. Скорей, скорей в путь!» Странствия должны были быть самые настоящие: не в благоустроенный Париж или близкую Италию, или описанную уже его другом Василием Петровичем Боткиным Испанию, а в тропики, к полюсам… Читать далее...

  • Задачи и маршрут плавания: Гончаров не был туристом в обычном смысле слова. Писателя интересует повседневная жизнь чужого народа, его тяготила необходимость следовать обычными туристическими маршрутами, с неизбежным посещением Тауэра, «Британского музеума» – «хотелось побродить не между мумиями, а среди живых людей». Свою позицию писатель выразил уже в первой главе, говоря о том, что ему «хотелось путешествовать не официально, не приехать и «осматривать», а жить и смотреть на все <…>, не задавая себе утомительных уроков осматривать ежедневно, с гидом в руках, по стольку-то улиц, музеев, зданий…». Читать далее...

  • Посещение Сибири. Встречи с декабристами: Путешествие по чужим странам было только частью этого плаванья. Предстояли немалые странствия по России. Сибирь представляет путешественнику свой вариант колонизаторства. «Несмотря <…> на продолжительность зимы, на лютость стужи, как все шевелится здесь, в краю! Пустыни превращаются в жилые места, дикари возводятся в чин человека, религия и цивилизация борются с дикостью…». Но не обо всех сибирских впечатлениях писатель смог сразу же поведать из опасения цензуры. О своих встречах с декабристами он получил возможность рассказать лишь спустя годы в очерке «По восточной Сибири». Воспоминания писателя помогли заполнить лакуну в биографии деятелей декабристского движения. Читать далее...

  • Наброски к «Обломову»: Изучая чужие страны, Гончаров ни на минуту не забывал о другой задаче – собрать материал для продолжения «Обломова». Сюжет романа изначально задумывался построенным на контрасте между русским барином Обломовым и его другом Штольцем, немцем по происхождению и воспитанию. Уже на первой долгой стоянке, в Лондоне Гончаров начинает сравнение европейской цивилизации (на примере Англии, самой тогда промышленно развитой страны) и русского уклада. Читать далее...

  • Реалистический взгляд на экзотику: Романтики жадно искали экзотику и восхищались ею. Гончаров спокойно констатирует: «Все не наше, не то». Но он ищет черты сходства. Встретил писатель экзотическую африканку – «в самом деле – баба. Одета, как наши бабы. Некоторые женщины <...> поразительно сходны с нашими загорелыми деревенскими старухами». Диковинные птицы? «Промелькнет воробей – гораздо наряднее нашего, франт, а сейчас видно, что воробей, как он ни франти… Так же копается, как наш, во всякой дряни, разбросанной по дороге». Читать далее...

  • Матросы-простолюдины: Писатель объективен, ироничен и одновременно великодушен, рисуя повадки и ухватки матросов-простолюдинов. Гончаров-реалист стремится увидеть и показать интересное в ежедневном быту "Паллады", в простых людях. И начинает с описания корабля, который виделся писателю частичкой родины, отважно пересекающей океаны – «в этом спокойствии, уединении от целого мира, в тепле и сиянии фрегат принимает вид какой-то отдаленной степной русской деревни». Читать далее...

  • Морские офицеры: Благородными и воспитанными предстают в изображении Гончарова морские офицеры. Понаслышке он ожидал оказаться в обществе горьких пьяниц. Но все эти слухи не имели ничего общего с действительностью: «После, когда предложено было вовсе не подавать вина за ужином, все единодушно согласились. Решили: излишек в экономии от вина приложить к сумме, определенной на библиотеку». Читать далее...

  • Звери и птицы: «Звериный» мир рассказчик воспринимает через призму басен Крылова; причем не только известных, но и … воображаемых. Так он описывает экзотическую птицу казуара: «Когда мы подходили к его клетке, он поспешно удалялся от нас, метался во все четыре угла, как будто отыскивая еще пятого, чтоб спрятаться; но когда мы уходили прочь, он бежал к двери, сердился, поднимал ужасную возню, топал ногами, бил крыльями в дверь, клевал ее – словом, так и просился, по характеру, в басни Крылова». Читать далее...

  • Посещение Японии: Венцом путешествия было посещение неведомой и загадочной Японии. Сам писатель всю стоянку у этих берегов жил под впечатлением чуда. Нам, пожалуй, еще увлекательнее читать эти страницы, нежели современникам Гончарова – мы-то знаем,какой стала Япония в начале ХХI века. С истинно художнической прозорливостью Гончаров уверенно предсказывает, что система внешней изоляции падет очень скоро: «…Если падет их система, они быстро очеловечатся, и теперь сколько залогов на успех!» Читать далее...

  • Итоги путешествия: Цели технического прогресса, «распространения торговли» Гончаров видит не в процветании одного народа за счет другого, а во взаимном удобстве: «Задача всемирной торговли состоит в том, чтобы <…> сделать доступными везде и всюду те средства и удобства, к которым человек привык у себя дома.» Читать далее...

 


Читайте также анализ других произведений И.А. Гончарова:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»