В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Александр и Лиза

Анализ романа И.А. Гончарова «Обыкновенная история»

 

Бедная Лиза. Случайно компаньоны знакомятся с очаровательной дачницей и ее отцом. Обстоятельства знакомства и прогулок воскрешают в памяти дачное увлечение Александра Наденькой. Своей романтической экзальтацией незнакомка напоминает нам Юлию Тафаеву. Имя же ее – Лиза – заставляет вспомнить не только Лизавету Александровну. Имя это восходит к героине сентиментальной повести Н.М. Карамзина, земляка Гончарова.

Александр отдает себе отчет в том, что не любит эту юную восторженную девушку. «В нем зашевелилось странное ощущение, опять по телу пробежала дрожь, но не добралась до души – и замерла. <…> «“Животное!” – бормотал он про себя». В свою очередь Лиза воспринимает нового знакомого через призму книг о разочарованном скитальце, которого следует спасти.

Гончаров продолжает исследовать причудливые изгибы человеческой души. Ведь Александр и является таковым страдальцем, и в то же время играет подсказанную Лизой роль. Его советы девушке продиктованы и желанием уберечь ее от разочарования, и очаровать. «…Я не советовал вам читать Байрона, что он <…>, может быть, пробудит в душе вашей такие струны, которые бы век молчали без того…» – отзывается он о любимом поэте Лизы. Обиженная девушка возражает: «…Разве я так глупа, ничтожна, что не пойму?» Подобно Юлии, Лиза черпает знания жизни из романтической литературы. А в этом случае разочарование неизбежно. Гончаров мог повторить вслед за Пушкиным: «Но наш герой, кто б ни был он, / Уж верно был не Грандисон».

Вопреки собственному же решению Александр приходит в беседку на свидание с «Антигоной». Это имя героини греческой мифологии, всюду сопровождавшей слепого отца Эдипа, не случайно пришло ему в голову. В новое время ее имя сделалось синонимом чистой возвышенной жертвенной девушки. В интерпретации Гончарова «Антигона» может содержать горький намек. Лиза мечтает стать героиней, посвятить себя другому – и избирает недостойного. Тогда как судьба уготовила ей не менее высокое служение – стать опорой одинокого, безмерно любящего ее отца.

Именно отец, почуяв неладное, выгнал Александра с позором, как заурядного волокиту. «У моего героя брызнули даже слезы из глаз, слезы стыда, бешенства на самого себя, отчаяния... «Зачем я живу? – громко сказал он, – отвратительная убийственная жизнь! А я… я нет! Если у меня недостало твердости устоять против обольщения <…>, то достанет духу прекратить это бесполезное, позорное существование...» Однако Александру, в отличие от романтических героев, не удалась эффектная гибель: «…Как вдруг мост заколебался у него под ногами; он оглянулся: боже мой! …Половина моста отделилась и отплывает прочь… проходят барки; еще минута – прощай! Он собрал все силы и сделал отчаянный прыжок… на ту сторону». И Лиза не утопилась, подобно героине Карамзина. Но оттого ее горе не кажется менее жгучим. Описание лета, осени, предзимья писатель сопровождает рефреном: «А Лиза все ждала». Историю обманутой любви завершает диалог с отцом:

– Пойдем, полно тут сидеть, – сказал он (отец Лизы), морщась и дрожа от холода, – посмотри, у тебя руки посинели; ты озябла. Лиза! слышишь ли? пойдем.

– Куда?

– Домой: мы сегодня переезжаем в город… осень на дворе; мы одни только остались на даче…

– Погодите! – сказала она умоляющим голосом, еще воротятся красные дни.

– Послушай! – отвечал отец <…>, указывая на то место, где удили приятели, – они не воротятся…

– Не… воротятся! – повторила она <…> печальным голосом, потом подала отцу руку и тихо, склонив голову, пошла домой…

Какие пылкие речи произносил Александр в защиту современной девушки! И вот теперь оказался в числе обидчиков «прекрасного, нежного существа, почти ребенка». Жестоким контрастом страданиям Лизы звучит авторский комментарий: «А Адуев с Костяковым давно уже удили где-то в противоположной стороне…» Как заметил Д.С. Мережковский, «другие поэты действуют на читателя смертью, муками, великими страстями…». Автор «Обыкновенной истории» думает по-иному: «Пошлость, торжествующая над чистотой сердца, любовью, идеалами, – вот для Гончарова основной трагизм жизни».

 


Читайте также другие статьи по теме «Анализ романа И.А. Гончарова «Обыкновенная история»:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»