В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Сюжет романа. Портрет Анны Петровны

Анализ романа И.А. Гончарова «Обыкновенная история»

 

Завязка сюжета. Человек и среда. «Обыкновенная история» – произведение небольшое, состоит из двух частей с эпилогом. Читатель, открыв первую страницу, попадает в позапрошлый уже век, «в деревню Грачи <…> небогатой помещицы <…> Адуевой». С начальных строк, помимо «Анны Петровны да Александра Федорыча» Адуевых, их друзей и дворни, заявляет о себе еще одно лицо – автор. Его устами дается ответ на вопрос, мучающий всех, не исключая «цепной собаки Барбоса»: «…что у нас сегодня за суматоха?» В ответе содержится завязка романа – отъезд молодого героя в столицу: «а суматоха была оттого, что Анна Павловна отпускала сына в Петербург на службу».

Посвящает нас автор-повествователь и в бытовые детали проводов: сколько и какое платье собрала заботливая маменька в дорогу единственному сыну, каких угощений наготовила. Зачем? «Это поможет понять характер Анны Павловны и отчасти ее сына, представить бытовой уклад среднего дворянского поместья», – уверенно ответите Вы. Как же иначе? Однако для своего времени Гончаров выступает настоящим новатором. Писатели 1840-х годов только еще учились выводить характер своего героя из описания его обстановки и бытового окружения. Прежде литература избирала возвышенного персонажа, который столь резко отличался от своего окружения, что и не нуждался для раскрытия в низменных бытовых подробностях жизни. Напротив, у Пушкина интерьер кабинета уже почившего дядюшки Онегина («диван пуховый», «нигде ни пятнышка чернил», «календарь осьмого года») наглядно представляет круг интересов покойного барина, который действительно всю жизнь «в окно смотрел и мух давил». Каждый из помещиков, которых объезжает Чичиков, рисуется Гоголем в своей вседневной «раковине» – семье, доме, поместье , т.е. бытовой среде. Литература развивалась, пользуясь уроками Пушкина и Гоголя.

Первая глава содержит, кроме завязки, экспозицию романа. Автор знакомит нас с персонажами. Так, заботливый сосед Антон Иваныч, провожающий Александра в Петербург, – это мелкий помещик-приживал; фигура обыденная в тогдашней барской жизни: «…Хозяйства он дома не держит. Нет человека из его знакомых, который бы у его отобедал, отужинал или выпил чашку чаю, но нет также человека, у которого он сам не делал этого по пятидесяти раз в год».

Показ бытовых подробностей не исключает широких обобщений, например, библейских (автор подозревает, что подобные паразиты появились так давно, что «ели, конечно, и упитанного тельца, закланного счастливым отцом по случаю возвращения блудного сына»). Или подсказанных общежитейским опытом: «С виду он полный, потому что у него нет ни горя, ни забот, ни волнений, хотя он прикидывается, что весь век живет чужими горестями и заботами; но ведь известно, что чужие горести и заботы не сушат нас: это так заведено у людей». Перед нами человек, каких много.

По-иному создается портрет Анны Павловны, матери героя. В бытовые зарисовки включается настоящая ода, хвалебная песнь Матери: «…Матери не ожидают наград. Мать любит без толку и без разбору. Велики вы, славны, красивы, горды, переходит имя ваше из уст в уста, гремят ваши дела по свету – голова старушки трясется от радости, она плачет, смеется и молится долго и жарко <…>. Отталкивают вас от себя люди и нет вам места между ними – тем более места в сердце матери. Она сильнее прижимает к груди уродливое, неудавшееся чадо и молится еще долее и жарче».

Такова и Анна Петровна Адуева. Без всякой рисовки, как само собой разумеющееся, говорит она сыну на прощанье: «Не тужи: у тебя есть мать. <…> я ползком дотащусь, если не хватит сил дойти, до церковного порога; последний вдох отдам, последнюю слезу выплачу за тебя. Однако современность, помещичья жизнь накладывает свой отпечаток и на чувства матери. Вспомним, как у героя «Счастливой ошибки» искренняя горесть о потере любимой девушки перерастает в озлобление против крестьян и разрешается крепостническими приказами. Так и помещица Адуева за печалью об отъезде сына забывает о чувствах дворовых. Барыня не думает об отношениях Евсея и Аграфены, обрекая их, быть может, на вечную разлуку. Посылая слугу сопровождать молодого барина, она грубо заявляет: «Не может отвязаться от своей возлюбленной – экое сокровище! День-то велик: успеешь!»

Причудливо сплетается в обычаях дворянских гнезд поэтическое и страшное. Из воспоминания Анны Павловны мы узнаем, как покойный ее муж сам сажал непременную в каждом поместье липовую аллею, любуясь женой и думая о будущем ребенке. Но тот же отец Александра «порол, порол» несчастную крепостную девочку Агашку, осмелившуюся толкнуть барчонка, а «тот нос до крови и расшиби…». Увы, такова реальность. И Гончаров в одном из своих писем начинающей писательнице разъяснял: «…Таких лиц в натуре нет, то есть положительно и безусловно хороших: не должно и не может быть их и в искусстве. Пусть автор возьмет самых хороших людей <…>: нет сомнения, что рядом с преобладающими светлыми качествами явились бы и темные пятна. И только в совокупности с теми и другими – и в натуре, и в искусстве явится цельная, живая и правдивая фигура». Смешение вечного и сиюминутного, величественного и отталкивающего образует характер Адуевой, характер сложный. Притом, что перед нами – эпизодический персонаж, интересный в первую очередь не сам по себе, а по отношению к Александру Адуеву. «Читатель видел, какова она. Не угодно ли посмотреть еще?» Рассматривая характер Анны Павловны, читатель задается вопросом, какой сынок мог вырасти у такой матушки.

 


Читайте также другие статьи по теме «Анализ романа И.А. Гончарова «Обыкновенная история»:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»