В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

«Обыкновенная история» - первый роман Гончарова

Биография И.А. Гончарова

 

Сам Гончаров первые повести снисходительно называл «домашними». Первый роман, получивший широкое признание, «Обыкновенная история», завершен в 1846 году. Поэт-романтик Н.М. Языков, которому Гончаров по праву землячества вручил рукопись с просьбой оценить и передать в редакцию, «с год держал ее у себя, развернул ее однажды (по собственному признанию), прочел несколько страничек, которые ему почему-то не понравились и забыл о ней». Потом он сказал о ней Некрасову, прибавив: «Кажется, плоховато, не стоит печатать». Произведение показалось старому романтику, другу юных лет Пушкина, никуда не годным. Но его оценили как серьезное и своевременное молодые писатели, будущие редакторы «Современника» Николай Алексеевич Некрасов и Иван Иванович Панаев. Некрасов «взял эту рукопись у Языкова <…> и, тотчас заметив, что это произведение, выходящее из ряда обыкновенных, передал ее Белинскому». Белинский обладал чутьем на молодые таланты. Он сразу понял, какую ценность представляет роман Гончарова. Но, дабы проверить свое впечатление, попросил молодого автора прочесть самому вслух – «Белинский с все более и более возраставшим участием и любопытством слушал чтение Гончарова и по временам привскакивал на своем стуле, с сверкающими глазами, в тех местах, которые ему особенно понравились». Осенью того же 1846 года Некрасов и Панаев приобрели у Петра Александровича Плетнева права на издание пушкинского «Современника», который после смерти своего создателя влачил жалкое существование. Обновленный «Современник» долгие годы оставался ведущим журналом России. В нем по праву заняла место "Обыкновенная история", появившаяся в третьей и четвертой книгах журнала за 1847 год.

Роман Гончарова, так же, как «Кто виноват?» Герцена, «Хорь и Калиныч» Тургенева оказался победой новой литературной школы. Писатели этой школы называли себя последователями Гоголя и своим требованием к искусству провозгласили «натуральность» — «…близкое сходство изображаемых… лиц с их образцами в действительности. Требование тяжелое, выполнимое только для таланта!» По общему мнению, Гончарову это удалось. Про каждого из его героев, Александра и Петра Адуевых, «романтика» и «практика», можно сказать: «не абстрактная идея, а живое лицо, фигура, нарисованная во весь рост». Персонажи писателя оказались остро современны для сороковых годов ХIХ века. Белинский первым почувствовал, что молодой автор сумел создать в то же время вечные образы: «Нет, не переведутся никогда такие характеры…С течением времени они будут изменяться, но сущность их всегда будет та же самая…» Может быть, поэтому "Обыкновенная история" мгновенно вошла в круг классических произведений, о которых мало говорят, но без которых трудно представить себе книжную полку. В двадцатом веке "Обыкновенная история" стала репертуарной пьесой. По ее мотивам снят кинофильм, роль Александра Адуева блистательно сыграл Олег Табаков.

Как признанного российского литератора Гончарова восторженно приняли в родном городе. «Наконец сбылось ожидание Симбирска: «приехал!» Кто? Не спрашивай, все знают!» Как выглядел писатель тогда? «…Обыкновенный мужчина среднего роста, полный, бледный, с белыми руками как фарфор; коротко стриженные волосы, голубовато-серые глаза, как на портрете отца, но улыбка не отцовская, насмешливая. Одет он был безукоризненно: визитка, серые брюки с лампасами и прюнелевые ботинки с лакированным носком…», – вспоминал земляк Г.Н. Потанин. На Родине, в кругу близких людей обычно сдержанный Гончаров раскрывался. Расцветал юмором, шаловливостью, нежной привязанностью к домашним – от матери до слуг включительно. Мы с вами едва ли себе представляем такого Гончарова, который, накрывшись простыней, пугал «до визга» «старых дев»-служанок в темных углах дома. Иван Александрович обожал своих многочисленных племянников. «Пляши, дядя!» – пищит мелюзга, и дядя пускается в пляс, по-цыгански, так же ловко, мастерски, как настоящий цыган...»

Переместившись вперед во времени, скажем, что эта любовь распространялась и на чужих детей. Последние годы писателя были согреты заботой и привязанностью к троим маленьким сиротам – детям его камердинера, которым Иван Александрович фактически заменил отца. Судьба этих двух девочек и мальчика очень заботила его, и Гончаров в своих стараниях, может быть, немного «пересаливал», побуждая их и на летнем отдыхе в Дуббельне не прекращать занятий. «Я каждый день, после завтрака, сажусь среди их, заставляю их – кого написать выученное наизусть, или задам задачу <…>, занимаюсь переводом немецких и французских фраз на русский и с русского». Этим детям умирающий писатель завещал свое имущество.

«Вскоре после напечатания <…> «Обыкновенной истории» в его уме «был готов план «Обломова». Уже в 1849 году глава «Сон Обломова», которую Гончаров назвал «увертюрою всего романа» появилась в «Литературном сборнике». Читатель с нетерпением ждал продолжения, тем более что в подзаголовке стояло «эпизод из неоконченного романа». Но долго и кропотливо работал Гончаров над главным своим творением. Роман вышел полностью только в 1859 году. Позднее писатель пояснял свою манеру: «Пишется обыкновенно быстро, но обдумывается, обрабатывается и отделывается медленно, оглядчиво, вдумчиво, в глубоком спокойствии. Живописец оставляет кисть иногда надолго, чтобы запастись новой энергией, освежить воображение, дождаться счастливой творческой минуты».

 


Читайте также другие статьи о жизни писателя И.А. Гончарова и анализ его произведений:

 Перейти к оглавлению книги «Русская классика XIX века. И.А. Гончаров. И.С. Тургенев»