В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: (845-3) 76-35-48
(845-3) 76-35-49

Дом и Город - два главных героя романа «Белая гвардия»

В романе «Белая гвардия» писатель обращается ко многим серьезным и вечным темам. С первых же страниц романа звучат актуальные во все времена темы семьи, дома, веры, морального долга – как начала всех начал, источника жизни и культуры, залога сохранения лучших традиций и нравственных ценностей.

Булгакову выдалось жить в трудное для России время. Революция, а затем и Гражданская война заставили людей переосмыслить все усвоенные ранее ценности. Писатель тяжело переживал происходящие события и всей душой пытался понять окружающую его действительность. И он осознавал, что главная беда России – в падении уровня нравственности, в бескультурье и невежестве, что, по его мнению, было связано с уничтожением интеллигенции, которая в течение долгого времени выступала основным носителем нравственных ценностей.

Герои романа «Белая гвардия», как и сам писатель, представители интеллигенции. Далеко не вся русская интеллигенция приняла и поняла великие свершения Октября. Опасения за судьбу культуры страны играли важную роль в неприятии этих свершений, путь к достижению которых был сложным и нередко противоречивым. Главная тема романа, которую принято связывать с трагическим мотивом разочарования героев, с ощущаемой ими необходимостью порвать со своим прошлым, раскрывается по-новому. Прошлое, в котором осталось счастливое детство героев, не только не разочаровывает их, но всячески сберегается ими в обстановке, когда кажется, «все разрушено, предано, продано».

Весь роман пронизан чувством катастрофы. Герои еще поют гимн «Боже, царя храни», произносят тост за здоровье уже несуществующего монарха, но в этом проявляется их отчаяние. Все, что происходит с ними, предстает как трагедия людей, которые верой и правдой служили этому строю, раскрывшему вдруг всю свою несостоятельность, лицемерие, фальшь. Позиция булгаковских героев не могла быть иной, потому что сам писатель не испытывал ностальгии в отношении старой, буржуазной России, ее монархического прошлого.

Дом и Город – два главных героя романа. Дом Турбиных на Алексеевском спуске, изображенный со всеми чертами семейной идиллии, перечеркнутой войной, дышит и страдает, как живое существо. Когда на улице мороз, тревожно и страшно, в доме идет задушевная беседа, от изразцов печи исходит тепло, слышится башенный бой часов в столовой, бренчание гитары и знакомые голоса Алексея, Елены, Николки и их веселых гостей. И Город, истерзанный бесконечными боями и обстрелами, наполненный толпами солдат, также живет своей жизнью. «Прекрасный в морозе и тумане...» – этот эпитет открывает повествование о Городе и становится доминирующим в его изображении. Образ Города излучает необыкновенный свет – свет жизни, который поистине неугасим. Булгаковский Город находится под Божьим покровительством: «Но лучше всего сверкал электрический белый крест в руках громаднейшего Владимира на Владимирской горке, и был он виден далеко, и часто... находили по его свету... путь на Город...»

Под утро Турбину стал сниться Город. Он не назван нигде Киевом, хотя приметы его ясны, это просто Город, но с большой буквы, как нечто обобщенное, вечное. Подробно он описан в сновидениях Алексея Турбина: «Как многоярусные соты, дымился и шумел и жил Город. Прекрасный в морозе и тумане на горах, над Днепром. Улицы курились дымкой, скрипел сбитый гигантский снег... Сады стояли безмолвные и спокойные, отягченные белым, нетронутым снегом. И было садов в Городе так много, как ни в одном городе мира... Зимою, как ни в одном городе мира, упадал покой на улицах и переулках и верхнего Города, на горах, и Города нижнего, раскинувшегося в излучине замерзшего Днепра... Играл светом и переливался, светился и танцевал и мерцал Город по ночам до самого утра, а утром угасал, одевался дымом и туманом». В этой символической картине соединились воспоминания юности, красота Города и тревога за его будущее, за судьбу каждого.

«Вечному золотому Городу» противопоставлен Город 1918 года, существование которого заставляет вспомнить библейскую легенду о Вавилоне. В городе царят неразбериха и суматоха, что писатель нередко подчеркивает повторением слов: «Немцы!! Немцы!! Немцы !!», «Петлюра. Петлюра. Петлюра. Петлюра», «Патрули, патрули, патрули». Автор не может оставаться равнодушным к тому, что происходит в Городе (мобилизация, слухи, гетман, близость Петлюры, воровство, убийства, бестолковые распоряжения начальников, обман, таинственная Москва на северо-востоке, большевики, близкая стрельба и постоянная тревога). Благодаря выразительным авторским характеристикам, читатель оказывается во власти своеобразного эффекта присутствия: дышит воздухом Города, впитывает его тревоги, слышит голоса юнкеров, чувствует страх Елены за братьев.

С началом войны под сень Владимирского креста стеклась разномастная публика: бежавшие из столицы аристократы и банкиры, промышленники и купцы, поэты и журналисты, актрисы и кокотки. Постепенно облик Города теряет цельность, становится бесформенным: «Город разбухал, ширился, лез, как опара из горшка». Естественное течение жизни нарушается, привычный порядок вещей распадается. Почти все горожане оказываются втянутыми в грязный политический спектакль.

Тема сбережения духовных, нравственных и культурных традиций проходит через весь роман, но наиболее ярко она претворена в образе дома. Жизнь в этом доме идет наперекор окружающим беспорядкам, кровопролитию, разрухе, жестокости. Хозяйкой и душой дома является Елена Турбина-Тальберг – «прекрасная Елена», олицетворение красоты, доброты, Вечной Женственности. Из этого дома уходит двуличный приспособленец Тальберг. А друзья Турбиных находят здесь приют, залечивают в нем свои израненные тела и души. И даже приспособленец и трус Лисович ищет здесь защиты от грабителей.

Дом Турбиных изображен в романе как крепость, которая находится в осаде, но не сдается. Его образу автор придает высокий, почти философский смысл. По убеждению Алексея Турбина, дом – это высшая ценность бытия, ради сохранения которой человек «воюет и, в сущности говоря, ни из-за чего другого воевать ни в коем случае не следует». Единственная цель, позволяющая браться за оружие, по его мнению, – охранять «человеческий покой и очаг».

В доме Турбиных все красиво: мебель старого красного бархата, кровати с блестящими шишечками, кремовые шторы, бронзовая лампа с абажуром, книги в шоколадных переплетах, рояль, цветы, икона в древнем окладе, изразцовая печь, часы с гавотом; «скатерть, несмотря на пушки и на все это томление, тревогу и чепуху, бела и крахмальна... Полы лоснятся, и в декабре на столе в матовой вазе стоят голубые гортензии и две мрачные и знойные розы, утверждающие красоту и прочность жизни». Атмосфера дома одухотворена музыкой и вечно живым искусством. Кузен Лариосик из Житомира, нашедший приют в доме Турбиных, благословляет семейный уют простодушным признанием: «Господи, кремовые шторы... за ними отдыхаешь душой... А ведь наши израненные души так жаждут покоя...» Турбины и их друзья читают по вечерам и поют под гитару, играют в карты, любят и переживают, и свято хранят семейные традиции.

Война для каждого из героев романа становится испытанием, проверкой нравственных основ личности. Не случайно в эпиграфе к роману Булгаков помещает знаменитые строки из Апокалипсиса: «и судим будет каждый сообразно с делами своими». Главной темой романа становится тема возмездия за свои поступки, тема моральной ответственности за выбор, который делает каждый человек.

Среди защитников монархии оказались разные люди. Булгакову ненавистны высокопоставленные лица, думающие не о спасении Отечества, а о спасении собственной шкуры. Не скрывает он и своего отношения к приспособленцу Тальбергу с «двухслойными глазами», трусливому и жадному инженеру Лисовичу, беспринципному Михаилу Семеновичу Шполянскому.

Но если Тальберг – «чертова кукла, лишенный малейшего понятия о чести», убегающий прочь с тонущего корабля, бросающий братьев и жену, то главные герои романа – воплощение лучших рыцарских качеств. Рядовые участники белого движения, по мнению автора, выступают наследниками боевой славы Отечества. Когда сформированный для защиты Города Мортирный полк прошел в марше по коридорам Александровской гимназии, в вестибюле прямо перед ним будто «вылетел сверкающий Александр», указывая на Бородинское поле. Зазвучавшая песня на слова лермонтовского «Бородино», по мысли автора, является символом доблести, отваги, чести, то есть всего того, что отличает Турбиных, Мышлаевского, Малышева от прочих «господ офицеров».

Офицерская честь требовала защиты белого знамени, верности присяге, отечеству и царю. В обстановке, когда кажется «все разрушено, предано, продано», с недоумением и болью спрашивает себя Алексей Турбин: «Нужно защищать теперь... Но что? Пустоту? Гул шагов?» И все-таки он не способен оставаться в стороне от грозных событий, нарушить свой долг офицера и спешит к тем, кто пытается спасти Отечество, не отдав его судьбу в нечистые руки Петлюры или гетмана Скоропадского. Законам чести и благородства следует и Най-Турс. Прикрывая юнкеров, он вступил в неравный поединок, оставшись один со своим пулеметом перед наступающими кавалеристами. Человеком чести является и полковник Малышев. Осознав всю бессмысленность сопротивления, он принимает единственно правильное решение в создавшейся ситуации – распускает по домам юнкеров. Эти люди готовы быть с Россией в ее бедах и испытаниях, готовы защищать Отечество, Город и Дом. Встречая новых гостей Города, каждый из них жертвует своей жизнью. Сам Всевышний берет их под свою защиту. С легкой иронией изобразил Булгаков в романе царство Божие, где апостол Петр принимает погибших. Среди них и полковник Най-Турс в светозарном шлеме, кольчуге, с рыцарским мечом со времен крестовых походов. Рядом с ним и вахмистр Жилин, погибший еще в Первую мировую войну, и большевики с Перекопа, и еще многие другие, кто хватал «друг друга за глотку», а теперь успокоился, навоевавшись за свою веру. Господь Бог произносит вещие слова: «Все вы у меня... одинаковые – в поле брани убиенные». Поднимаясь над схваткой, автор искренне скорбит обо всех погибших: «Заплатит ли кто-нибудь за кровь? Нет. Никто. Просто растает снег, взойдет зеленая украинская трава, заплетет землю... выйдут пышные всходы... задрожит зной под полями и крови не останется и следов. Дешевая кровь на червонных полях, и никто выкупать ее не будет. Никто».

Булгаков верил в естественный человеческий порядок на земле: «Все будет правильно, на этом построен мир». В романе «Белая гвардия» писатель показал, как страшны и необратимы последствия отступления от принятых норм плохого и хорошего, освященных не одним тысячелетием человеческой культуры. В этом отступлении писатель видел наибольшую опасность человечества. Своих читателей он призывает соблюдать верность главным принципам человечности, преданность идеалам Справедливости, Добра и Красоты.

 


 Читайте также:

 Перейти к оглавлению книги «Белая гвардия» М.А. Булгакова. Краткое содержание. Особенности романа. Сочинения